Accessibility links

Квартиры, которых нет


Из-за нескольких ордеров, выданных еще в 1991 году, сегодня идут судебные тяжбы

Из-за нескольких ордеров, выданных еще в 1991 году, сегодня идут судебные тяжбы

СУХУМИ--Верховный суд Абхазии приступил к рассмотрению тяжбы между администрацией Сухумского физико-технического института и тремя семьями, которые пытаются отстоять право собственности на квартиры, которые им были выделены еще в 1991 году. Объект спора – дом №60 по улице Приречная в поселке Агудзера. Этому дому уже 20 лет, но эти семьи так и не смогли в нем поселиться, так как это юридически спорный объект.

Из-за нескольких ордеров, выданных еще в 1991 году, сегодня идут судебные тяжбы. Астаховы, Юнусовы и Гавриш борются за квартиры №43, 44 и 45, при этом, в доме их всего 42. По словам людей, их квартиры исчезли после ремонта здания. Горожане помнят, как боролись за эти квадратные метры, ходили по инстанциям, выбивая право получения отдельной жилплощади, а затем годами стояли в очереди. Например, Марии Астаховой, чья семья в конце 80-х годов насчитывала семь человек, пришлось тогда обращаться за помощью в Москву, чтобы местные власти как-то отреагировали на просьбы многодетной семьи.

«Они меня отфутболивали то туда, то сюда, и я решила действовать через Москву, - говорит Мария Астахова. - Я писала в Комитет советских женщин, в ЦК профсоюзов, в телепередачу «Человек и закон», даже на 23-й съезд обращалась. Получила ответ: немедленно Астаховым выделить квартиру. Нам выдали ордера, а сейчас, видите, что они делают».

Женщина прекрасно помнит, как обустраивала новое жилье. Она собственноручно штукатурила стены своей 44-й квартиры, но пожить в ней так и не успела - началась война. А сегодня ей заявляют, что ее квартиры и вовсе не существовало.

«У меня 44-я квартира, у соседей - 45-я. А сейчас они убрали стенки и говорят, что квартир всего сорок две. Что, я уже без ума, как говорится, и не помню, какая у меня квартира? Мы делали штукатурку сами, двери. А в 92-м началась война, и пошло все не так, сами видите», - говорит Мария Астахова.

Слушать


В СФТИ тоже недоумевают, каким образом люди могли делать ремонт в несуществующих квартирах, да еще, когда дом не был сдан. Водопровод к этому моменту подведен не был, лифты не работали.

«Дом значится как незавершенное строительство, по справке там 42 квартиры. Надо во всем разбираться, но доказательств, что они делали там ремонт, нет, - говорит Валерий Джикия, председатель объединенного профсоюзного комитета СФТИ.

Но люди и не отрицают, что коммуникаций к моменту их заселения не было. Татьяна Архипова рассказывает, что отделкой квартиры они занимались практически в экстремальных условиях. Лишь бы поскорее переехать из так называемого «финского дома» - барака 46-го года, рассчитанного на десять лет эксплуатации. «Воды не было, ее таскали из соседних домов на девятый этаж пешком. Также таскали цемент и песок. Прожили мы в этой квартире два с половиной месяца. Потом началась война, и мы опять перешли в «финский дом», - рассказывает Татьяна Архипова.

Валерий Джикия предполагает, что семьи были обмануты еще тогда, в 1991 году. «Районная власть и институт неправильно выдали эти ордера. На основании чего? О чем они думали, я не знаю, но я думаю, что это была пирамида, просто людей обманули. Суд в этом деле поставит точку, и будет ясно, кто прав, кто виноват.

По словам Валерия Джикия, ордера, выданные в 1991 году, нигде не были зафиксированы. По сути, это простые бумажки, не имеющие юридической силы. Но владельцам этих документов все равно, ведь по законам советского времени они на самом деле заслужили многолетним трудом эту жилплощадь. «Я с 1974 года работала в отделе рабочего снабжения, и за мой доблестный труд, за хорошую работу институт выделил мне эту квартиру. Сейчас говорят, отказывайся от нее. Но почему я должна отказаться? Вы мне ее не давали, мне ее выделил СФТИ», - переходит на крик женщина.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG