Accessibility links

Под угрозой срыва


Шестнадцатый раунд переговоров в Женеве завершился 7 июня

Шестнадцатый раунд переговоров в Женеве завершился 7 июня

ВЗГЛЯД ИЗ ВАШИНГТОНА---Официальный Тбилиси выступил с заявлением по поводу очередного раунда консультаций по безопасности в Женеве. МИД Грузии не исключает возможности выхода из переговорного формата, если Россия не прекратит поддерживать террористические акции на грузинской территории. Насколько серьезны эти намерения? И возможны ли иные форматы разрешения этнополитических конфликтов в Абхазии, Южной Осетии, а также грузино-российских межгосударственных противоречий?

Шестнадцатый раунд переговоров в Женеве завершился 7 июня. На этот раз консультации сопровождались жесткими заявлениями грузинских дипломатов. Сначала МИД Грузии распространил информацию о том, что гражданин, подозреваемый в подготовке теракта у офиса НАТО в Тбилиси, связан с российскими спецслужбами. А после завершения самих переговоров официальная позиция грузинской власти стала еще более определенной. В тексте обращения МИД был озвучен тезис, что у Грузии «нет намерений обсуждать с Россией темы, связанные с безопасностью и гуманитарными вопросами, ни в Женеве, ни где бы то еще, до тех пор, пока Москва продолжает вдохновлять террористические атаки на территории Грузии». Таким образом, грузинское дипломатическое ведомство в качестве главного условия участия своих представителей в женевских консультациях поставило поведение российской стороны.

В свою очередь, представитель РФ на переговорах в Женеве Григорий Карасин заявил, что Москва ожидает предоставление веских доказательства из Тбилиси о причастности спецслужб к дестабилизации внутриполитической обстановки внутри Грузии. История, как видим, повторяется на новом витке. Те же взаимные обвинения. И то же отсутствие хотя бы каких-то «зацепок» для уступок и компромиссов.

Слушать


Чтобы ответить на вопрос о том, насколько обоснованы подозрения Тбилиси, нужно качественное расследование. Либо российское, либо международное. Как минимум, для его проведения требуется время. Хотя бы из-за этого намерения грузинской стороны приостановить свое участие в женевских консультациях можно поставить под серьезное сомнение. Вторым доводом в пользу этого вывода явилось согласие на участие в следующем раунде дискуссий 4 октября 2011 года.

Между тем согласие на новые переговоры не означает того, что сама тема будет выведена из дипломатического оборота. Скорее всего, напротив, вопрос о закулисных действиях России будет поднят еще не один раз. В особенности по мере приближения к семнадцатому раунду. Нельзя полностью исключать того, что Россия проведет свое собственное расследование на основании тех данных, которые будут предоставлены из Тбилиси. Однако сам факт такой работы ни в коем случае не означает, что Грузия удовлетворится результатом такого расследования.

Если же вести речь о международных следователях, то не факт, что само мировое сообщество при нынешних проблемах на Ближнем Востоке и в Афганистане с головою окунется разбираться с российскими спецслужбами. Думается, что и российские структуры безопасности не горят желанием к широкой международной кооперации по расследованию дел на Кавказе. Значит очередной тупик? И в перспективе угроза срыва женевских консультаций только не в июне, а в октябре нынешнего года? Ведь без участия Грузии сам этот формат теряет всякий смысл. Он будет выглядеть, как свадьба без молодоженов!

Наверное, на эти вопросы можно было бы ответить утвердительно, если бы женевские консультации проходили в некоем закрытом пространстве. И не испытывали бы на себе влияние разнообразных как внутриполитических, так и внешнеполитических контекстов. В реальности же такое влияние весьма значительно. Июньские переговоры прошли после трагических событий 26 мая 2011 года. И хотя Грузию на Западе никто не занес в «черные списки», а сама оппозиция в своих действиях проявила склонность к авторитаризму и авантюризму, неприятный осадок остался. Как внутри Грузии, так и за ее пределами.

Усилились страхи и опасения «системной» грузинской оппозиции, а также подозрительность международных правозащитных структур, имеющих и в США, и в ЕС серьезное влияние на формирование общественного мнения. В этой связи дополнительная «раскрутка» российского фактора необходима официальному Тбилиси и по внутренним, и по внешнеполитическим резонам. Этот демарш (особенно при отсутствии внятных объяснений со стороны Москвы) позволяет сосредоточиться на тех вопросах, которые интересней для Грузии.

Не будем также забывать, что заявления о выходе из консультаций ранее уже делали представители Абхазии и Южной Осетии, после чего как ни в чем не бывало возвращались за «круглый стол». Ведь кто бы и что ни говорил про женевский формат, и как бы его ни критиковал, на сегодня - это единственный дипломатический канал общения всех вовлеченных в конфликт сторон. И потеря его чревата для всех участников, вне зависимости от занимаемых позиций, поскольку на новый формат ни у Запада, ни у международных организаций, ни у России с Грузией нет ни новых идей, ни других людей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG