Accessibility links

Российский ответ Голливуду


Хотят того российские кинематографисты или нет, но их фильм будут непременно сравнивать с американо-грузинским «5 дней августа»

Хотят того российские кинематографисты или нет, но их фильм будут непременно сравнивать с американо-грузинским «5 дней августа»

СУХУМИ---Сегодня в Абхазии должны были закончиться съемки фильма о событиях августа 2008-го в Южной Осетии. Рабочее название фильма - «Август. Восьмое». Фильм снимает Джаник Файзиев, продюсер фильма - Тимур Бекмамбетов. Хочу заметить, что мое отношение к этим деятелям «самого важного из искусств» более чем уважительное. Я воспользовался оказией и выехал на выходные в Абхазию в надежде застать кинематографистов и узнать у них пообстоятельнее о том, как они собираются преподнести зрителю один из наиболее драматичных периодов истории моей республики.

В окрестностях сухумской гостиницы «Айтар», в которой поселилась киногруппа, около двух часов я ожидал кого-либо из администраторов картины. Мои ожидания увенчались успехом, и я добился короткой аудиенции у миловидной, но утомившейся в процессе съемок помощницы режиссера Анны. Разговор с девушкой оказался коротким, но информативным.

Выяснилось, что всех членов съемочной группы обязали дать подписку о неразглашении какой-либо информации о съемках фильма. Так что об интервью с актерами, операторами или хотя бы осветителями можно было забыть. Правда, Аня пыталась сделать для меня хоть что-нибудь. Она долго звонила, судя по всему, главному режиссеру. Тот любезно согласился встретиться со мной... но только через неделю. Не возымел действия и аргумент, что я проделал путь длиной в тысячу километров.

Вопрос, почему съемки не ведутся в самой Южной Осетии, вызвал у моей собеседницы удивление: «А где там снимать, ведь все уже восстановлено! - и добавила, - говорят, там небезопасно». Хотя на самом деле - все наоборот.

Но все равно о подлинности некоторых реалий создатели картины позаботились. Мне сказали, что в съемках участвует актер из Южной Осетии, но имени его не назвали.

Слушать


На следующий день я направился на съемочную площадку. Декорации улиц Цхинвала выстроили на заднем дворе сгоревшего Совета министров Абхазии. Там же стояли «уазики», «загримированные» под натовские броневики «Кобра». Абхазские статисты, изображавшие ополченцев, точно воспроизводили стиль и движения своих югоосетинских братьев по оружию. На сухумском пляже я встретил ребят, участвовавших в съемках батальных сцен. Они сказали мне, что консультанта из Южной Осетии они на площадке не видели. Жаль, скрупулезность в воспроизведении деталей не помешала бы…

Я зашел перекусить в приморское кафе, где был приглашен за стол местными жителями, которые как раз отмечали День России. Они оказались дружны с девушками из киногруппы. Именно эти ребята и стали главным источником информации о фильме, а главное, о его сюжете. Сюжет прост: осетинская девушка разводится с мужем, оставляя при этом своего малолетнего сына в предвоенном Цхинвале, и уезжает к своему новому избраннику в один из городов России. Но девичьему счастью не суждено было длиться долго – начинается война «08.08.08», и в сердце молодой матери просыпаются материнские чувства. В отчаянии она бросается на поиски сына в охваченный огнем Цхинвал. Не правда ли, где-то это уже у Бекмамбетова было? Правильно - в любимом мною «Ночном дозоре». Только там отец ищет своего сына.

Видимо, в отсутствие консультантов, авторы фильма узнали где-то на стороне, что у осетинских женщин есть обычай оставлять детей в предвоенном городе на попечение бывших мужей. Такая вот семейная драма на фоне войны. Хотят того российские кинематографисты или нет, но их фильм будут непременно сравнивать с американо-грузинским «5 дней августа». Последний был снят в самой Грузии, с участием грузинских актеров, не говоря уже о консультантах. Таким образом, если грузинский фильм может быть использован в пропагандистских целях в осетино-грузинской дискуссии, то в случае с российской картиной доказывать соответствие историческим событиям будет несколько сложнее. Да и судя по всему, российское кино, в отличие от своего американо-грузинского собрата, не претендует на документализм. Насколько мне известно, Бекмамбетов и Файзиев введут в повествование с помощью компьютерной графики значительный элемент мистики и фантасмагории. В картине, помимо реальных грузинских солдат, будут действовать еще и виртуальные киборги. Исторической правдивости этот художественный прием фильму точно не прибавит.

С другой стороны, как еще можно нарисовать картину «Кокойты в
августе 2008: бегство из горящего города», если не средствами фантасмагории! Да и мистика присутствует в героизме людей, взявших на себя оборону Цхинвала, мягко говоря, в отсутствие президента. Будем надеяться, что их гражданский подвиг найдет отражение в картине.

А так, очень возможно, что фильм окажется замечательным. Глубокая убежденность в этом звучала в голосах моих собеседников, горела в их глазах. К сожалению, разделить их веру я оказался не в состоянии, поскольку вынужден был довольствоваться только косвенной информацией. Странным образом руководство съемочной группы со стопроцентным попаданием воспроизвело одну из особенностей жизни в Южной Осетии – там тоже не общаются с журналистами. Так что, может, еще и получится очень правдивое кино.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG