Accessibility links

Ученье – свет, а неученых – тьма


В публикациях о предвыборной ситуации как наших местных, так и зарубежных аналитиков встретил немало интересных и глубоких мыслей, наблюдений

В публикациях о предвыборной ситуации как наших местных, так и зарубежных аналитиков встретил немало интересных и глубоких мыслей, наблюдений

СУХУМИ---Многим политологам и журналистам на предстоящие месяца три обеспечена актуальная и «горячая» тема – досрочные выборы третьего президента Абхазии, первый, а может быть, и единственный тур которых состоится 26 августа.

За последние две недели и в бумажной периодике, и в Интернете я начитался уймы текстов, авторы которых, смахнув скупую мужскую слезу (мне, во всяком случае, попадались тексты на эту тему только авторов-мужчин) по безвременно ушедшему второму президенту, приступили к увлекательнейшему занятию всех аналитиков – раскладыванию предвыборных пасьянсов. Благо в нынешнем раскладе в Абхазии нет той скуки предопределенности, которая возникает, когда кто-то из обсуждаемых претендентов имеет подавляющее преимущество над другими, и той тоски, которую вызывают усилия ныне действующих всеми правдами и неправдами, максимально задействовав административный ресурс, сохранить себя во власти.

Два основных вероятных кандидата на пост президента в Абхазии – и. о. президента Александр Анкваб и премьер-министр Сергей Шамба – представители действующего руководства страны и имеют доступ к административному ресурсу. И, что называется, достойные друг друга соперники, обладающие каждый своей харизмой. Готова дать решительный бой и политическая оппозиция; высший совет ветеранской организации «Аруаа» («Воины») на днях заранее заявил, что члены ее будут голосовать только за одного из членов своей организации; очевидно, подразумевается Рауль Хаджимба. Словом, серьезная интрига выборов налицо.

Но я сегодня – о другом. В публикациях о предвыборной ситуации как наших местных, так и зарубежных аналитиков встретил немало интересных и глубоких мыслей, наблюдений. Но поскольку анализировать кинулись и те, кто имеет весьма смутное представление о предмете разговора – внутриполитических процессах в послевоенной Абхазии и главных их фигурантах – сколько же попадалось в некоторых текстах грубых фактических ошибок, путаницы, нелепостей! Настоящий парад невежества, напомнивший мне крылатую фразу из миниатюры Аркадия Райкина: «Ученье – свет, а неученых – тьма»!

Слушать


Поразил один российский автор (наткнулся на его текст в каком-то интернет-издании, но, когда спустя несколько дней решил его перечитать, не смог найти). Он очень самоуверенно и бойко начал рассуждать о конфигурации абхазских политических сил в преддверии выборов, а затем упомянул о Зауре Ардзинба, «сыне первого президента Абхазии». То есть бедолага слышал что-то об участии Заура Джотовича, бессменного гендиректора ГК «Абхазское морское пароходство», в президентских выборах в декабре 2009 года и решил почему-то, что он… сын Владислава Григорьевича. Родственные отношения между ними имеют место, но если учесть, что Заур всего на пять лет моложе основателя современного абхазского государства… Кстати, нынче ничто пока не предвещает возвращения Заура Джотовича в политику.

В статье Георгия Филина «Спляжем вместе» (№21, за 6-12 июня, российского еженедельника «Наша версия») читаем вынесенную из текста в качестве анонса фразу: «Анкваб – кандидат серьезный, за последние шесть лет на него было совершено пять покушений со стрельбой, взрывами и человеческими жертвами». Вообще-то, были ранения, контузии, но гибели людей не было. Опять-таки – что-то человек слышал, что-то помнил, но проверить не удосужился… А подзаголовок статьи такой: «После смерти Багапша Абхазия может стать украинской, российской или турецкой». Даже вполне естественным стремлением издания привлечь внимание читателя чем-то броским и эпатажным невозможно оправдать прозвучавшую в этом предположении нелепицу. Причем все здесь зиждется на пересказываемых автором слухах об одном намечаемом бизнес-проекте и одном, трехлетней давности, зарубежном визите абхазского политика.

Не вдаваясь в детали, скажу: описываемое автором в данном случае вызывает сомнения уже в силу того, что, рассказывая в той же статье о хорошо известных бурных событиях в Абхазии 2004 года, он проявляет вопиющую неосведомленность: Лужков тогда вовсе не приезжал мирить кандидатов в президенты Багапша и Хаджимба, а последние заключили соглашение между собой спустя не год(?), а два месяца после октябрьского голосования. Удивительно: о тех событиях столько писано-переписано, ну возьми подними соответствующие публикации, если сам не знаешь или твердо не помнишь…

А вот часто пишущий об Абхазии и весьма уважаемый мной (за рассудительность, выверенность формулировок) российский политолог Сергей Маркедонов дважды совершил одну и ту же фактическую ошибку совсем по другой причине – из-за своей оторванности от постоянно меняющихся реалий политической жизни Абхазии. Не спорю, сегодня, в эпоху Интернета, основываясь на сообщениях информагентств, мнениях местных экспертов и журналистов, можно почти мгновенно выдавать собственный анализ происходящего за тридевять земель от тебя. И Маркедонов, работая в последнее время в Вашингтоне, одновременно не раз ювелирно точно, на мой взгляд, анализировал события в Абхазии и вокруг нее. Но вот в «Московских новостях» от 9 июня, в статье «Абхазия после Багапша», он, остановившись на предвыборных шансах Хаджимба, продолжает: «На этом же поле играет другой абхазский оппозиционер, лидер партии Экономического развития Абхазии (ЭРА) Беслан Бутба… Объединившись, эти два кандидата смогут сыграть достойную партию». Примерно те же мысли, более подробно, он изложил в статье «Абхазский старт», опубликованной вчера в интернет-издании «Политком. ru».

Маркедонов отталкивается тут от предвыборной ситуации 2009 года, но ведь «все течет, все изменяется». Местным наблюдателям хорошо известно, что сегодня Хаджимба и Бутба разошлись как в море корабли, что давно уже вновь (в свое время, лет семь назад, это тоже намечалось) стал складываться альянс Шамба и Бутба. Но далеко не все, что на местах известно, находит отражение в публикациях и распространяется в Интернете, порой пока просто повода для этого не находится, потому-то до Маркедонова данная информация и не дошла.

И закончу самокритикой. Рассуждая недавно в эфире радио «Эхо Кавказа» в публикации «Жаркое политическое лето в Абхазии» о возможных вариантах возникновения избирательных пар «президент – вице-президент», я упомянул о том, что Анкваб, например, вполне мог бы взять в качестве кандидата в вице-президенты своего испытанного соратника первого вице-премьера КМ Леонида Лакербая. Но при этом я совершенно упустил из виду неписаный закон абхазской кадровой политики, который заключается в необходимости сбалансированности между выходцами из двух исторических областей Абхазии – Бзыбской и Абжуйской. Лакербая мог бы еще подойти по возрасту, но и он, и Анкваб – выходцы из Бзыбской Абхазии, из Гудаутского района.

На днях я услышал, что предполагается такой расклад. Анкваб, мол, составляет пару с зам. главы Администрации Сухума, одним из лидеров ветеранского движения «Амцахара» Алхасом Квициния, другие говорят о возможности его тандема с главой Администрации Гулрыпшского района Михаилом Логуа. А Шамба берет в качестве кандидата в вице-президенты председателя партии «Единая Абхазия» Даура Тарба. Сергея Шамба собирается поддержать и партия ЭРА, за что ее лидеру Беслану Бутба обещано, говорят, кресло премьера. Впрочем, все это, конечно, может потом на практике и не подтвердиться.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG