Accessibility links

ПРАГА---Тему продолжит наша рубрика «Некруглый стол». Ее проведет главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Я представлю наших сегодняшних собеседников. У нас на линии прямого эфира из Цхинвали председатель политсовета Социал-демократической партии Дмитрий Тасоев и из Вашингтона по телефону политолог Сергей Маркедонов. Мой первый вопрос Сергею Маркедонову. Сергей, некоторое время назад у нас прошла информация о том, что глава Северной Осетии Мамсуров специально ездил в Цхинвали для того, чтобы убедить Эдуарда Кокойты прекратить все эти игры в третий срок, что Кремль недоволен. И после этого было понятно, что действительно кампания сворачивается. Сегодня - вот этот странный набег на Верховный совет, который, как многие уже говорят, не мог состояться без санкции президента. Как вы считаете, может ли Эдуард Кокойты играть в собственную игру, не обращая внимания на рекомендации Кремля?

Слушать


Сергей Маркедонов: Мне кажется, надо иметь в виду несколько соображений. Первое, что Кокойты – это не лично Эдуард Джабеевич Кокойты, это также определенные клиентелы, это определенные люди, которые не заинтересованы в его уходе. Если лично Эдуард Кокойты в результате ухода на политическую пенсию обеспечит себе стабильность и достаток, то люди, которые связаны с ним и подчинены ему, вряд ли обеспечат себе такую же хорошую, сытую пенсию. Поэтому не факт, что Кокойты может полностью контролировать ситуацию. Второй момент, который, мне кажется, надо иметь в виду, это то, что отношения этих двух субъектов, России и Южной Осетии, не развиваются в безвоздушном пространстве. Тот же Кокойты и группа влияния рядом с ним смотрят на ситуацию на Северном Кавказе и видят, как часто хвост играет собакой. Почему бы не попробовать смоделировать эту ситуацию в Южной Осетии? Я думаю, этот вопрос неоднократно задавал себе и лично Кокойты, и люди, связанные с ним.

Андрей Бабицкий: Благодарю вас, Сергей. Дмитрий, вчера Верховный суд принял решение о том, что на референдум нельзя выносить вопрос о третьем сроке для президента, и казалось, что коллизия разрешена. Сегодняшние события, фактически захват парламента, снова вернули ситуацию на исходные позиции. К чему может привести этот кризис? Он может отозваться серьезными проблемами в обществе?

Дмитрий Тасоев: Да, действительно, вчера суд не одобрил заявление инициативной группы о проведении референдума, суд отказал им в проведении референдума, мотивируя это тем, что, согласно статье 93 Конституции республики Южная Осетия, вопрос о продлении срока полномочий президента ЮО решает парламент республики Южная Осетия.

Андрей Бабицкий: Дмитрий, у нас на эту тему был подробный материал. У нас очень немного времени, и мы не можем пересказывать события. Давайте сразу поговорим о проблеме. Может ли отозваться сегодняшний набег на парламент какими-то серьезными осложнениями внутри югоосетинского общества?

Дмитрий Тасоев: Я думаю, за последние двадцать лет наш народ стал политически достаточно образованным, и, я думаю, народ не допустит, чтобы некие деструктивные силы, или, скажем, отдельная группа лиц баллотировала свои личные интересы по удержанию власти. И, я думаю, что все эти набеги, атаки, носящие криминальный характер, лишь подчеркивают то обстоятельство, что группа лиц пренебрегает конституцией и правовым руслом Южной Осетии.

Андрей Бабицкий: Дмитрий, хорошо, вы сказали, что народ не допустит, а скажите, пожалуйста, какие сегодня у югоосетинского общества есть инструменты для того, чтобы остановить эту группу лиц, которая пытается кого-то оставить у власти. Я не очень хорошо представляю себе, что можно сделать с хорошо вооруженной группировкой, которую сегодня кто-то послал в парламент.

Дмитрий Тасоев: Нет, в Южной Осетии есть здоровые силы, которые рационально мыслят, и о вооруженном конфликте там не может быть и речи.

Андрей Бабицкий: Нет-нет, я не говорил о вооруженном конфликте, я говорил о политических инструментах, которыми можно остановить эту новую попытку поставить вопрос о третьем сроке.

Дмитрий Тасоев: Ну, во-первых, у нас есть парламент, и сегодня была пресс-конференция спикера парламента, который не одобрил все эти попытки протащить этот вопрос в парламент. Я думаю, и я надеюсь, что в парламенте есть достаточное количество депутатов, которые мыслят рационально, здраво. Думаю, что дело за парламентом. Вся ответственность лежит сейчас на парламенте, на тех 34 депутатах, которые должны отреагировать на это бандитское нашествие. И я надеюсь, что юридический отдел парламента республики Южная Осетия даст квалифицированный, ясный, четкий ответ на все происходящее. В дальнейшем все действия должны направляться в правовое русло, как принято во всех демократических государствах с демократическими правовыми нормами.

Андрей Бабицкий: Спасибо, Дмитрий, ваша точка зрения понятна. Сергей, вот Дмитрий Тасоев надеется на то, что парламент станет эффективным инструментом в руках у общества. Но мне кажется, что эти надежды не вполне оправданы, потому что до сей поры парламент вел себя достаточно лояльно по отношению к Эдуарду Кокойты. Вы полагаете, что все-таки основные ресурсы воздействия на предвыборную ситуацию находятся внутри республики или за ее пределами, в соседнем государстве?

Сергей Маркедонов: Ну, я бы не стал жестко противопоставлять эти ресурсы, они, безусловно, и внутри, и за пределами республики, вопрос в их, скажем так, соотношении и в желании Кремля глубоко в ситуацию вмешаться. Ведь одно дело пожелать, чтобы третьего срока не было, как бы бросить эту фразу, может быть, не столько даже для южноосетинского общества, сколько для Запада: вот мы тоже за демократию, мы тоже не одобряем каких-то авторитарных поползновений. Другое дело реально эту ситуация моделировать. Ведь есть угроза определенного раскола (сейчас мы не говорим о том, насколько опасно перерастание в какое-то серьезное столкновение или затяжной конфликт), есть такая проблема. Насколько эффективным модератором Кремль готов в этой ситуации быть? Вот в чем вопрос.

Андрей Бабицкий: Понятно. Дмитрий, для вашей партии, которая, как мы знаем, не получила регистрации, предвыборная ситуация приобрела более ясные и более демократичные перспективы после вчерашнего решения конституционного суда, если не считать сегодняшнего инцидента, который, будем надеяться, будет преодолен. Все-таки ваша партия как политическая сила, я понимаю, имеет амбиции, но имеет ли она возможность участвовать в процессе выборов?

Дмитрий Тасоев: Уважаемые коллеги, поправлю вас: Социал-демократическая партия, и ей не было отказано в регистрации.

Андрей Бабицкий: Да-да, мы тоже знаем эту историю. Думаю, сейчас мы на технических параметрах…

Дмитрий Тасоев: Она была зарегистрирована и потом ликвидирована.

Андрей Бабицкий: Да, ликвидирована решением суда, но это не так существенно, но, тем не менее, фактически сегодня кроме двух партий, коммунистов и партии, которая поддерживает президента, никто участия в выборах принимать не может.

Дмитрий Тасоев: Да, фактически так. За неимением статуса юридического лица мы не можем участвовать в президентских выборах как партия, но мы четко знаем свою цель, свой курс, у нас есть электорат, который тоже поддерживает наш курс, нашу программу, которая направлена на перспективы развития Южной Осетии с развитием тесных отношений с Российской Федерацией. И, несомненно, мы уверены, что тот электорат, который у нас есть, поддержит нас.

Андрей Бабицкий: Дмитрий, у нас остается меньше минуты. Если можно, в двух словах: суть вашей предвыборной стратегии.

Дмитрий Тасоев: Суть нашей предвыборной стратегии такова: по конституции наша инициативная группа будет выдвигать кандидата на пост президента, и он будет называться «самовыдвиженцем». Но тот электорат, который остался в Демократической партии, будет сохранен, и будет участвовать в выборах вот таким способом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG