Accessibility links

Юрий Дзиццойты об инциденте в югоосетинском парламенте


Юрий Дзиццойты: Закон Южной Осетии об обороне запрещает силовикам заниматься политикой, тем более предвыборными делами, и организовывать какие-то инициативные группы

Юрий Дзиццойты: Закон Южной Осетии об обороне запрещает силовикам заниматься политикой, тем более предвыборными делами, и организовывать какие-то инициативные группы

После инцидента в югоосетинском парламенте, вице-спикер Юрий Дзиццойты подал в отставку. В нашей рубрике «Гость недели» с ним побеседовал наш северокавказский корреспондент Мурат Гукемухов.

Мурат Гукемухов: Юрий Альбертович, скажите, пожалуйста, что все-таки случилось? Ваша оценка вчерашних событий.

Юрий Дзиццойты: Была создана инициативная группа по проведению референдума. На референдуме предполагалось узнать мнение народа относительно третьего срока для ныне действующего президента. Суд первой инстанции отказал инициативной группе в этой просьбе и порекомендовал им обратиться в парламент, поскольку изменения в Конституцию по статье 48 вносятся именно по решению парламента. По средам у нас обычно бывают сессии. Мы пригласили этих людей и договорились, что дадим им слово в конце, когда повестка дня будет исчерпана. По их же оценкам собралось где-то человек 200. Стольких мы не могли принять. Приглашены были два - три, максимум, пять человек. Но пришло слишком много людей. Молодые люди нетерпеливые. Они решили, что именно сейчас и только сейчас будут выступать. С этого все и началось. Они блокировали парламент, сказали, что никого не выпустят до тех пор, пока не будут стоять подписи под обращением от имени депутатов к парламенту. Я им пытался объяснять, что это уголовно наказуемое деяние. Говорили долго. Я отказался ставить свою подпись. Но они, я знаю, говорили с каждым депутатом в отдельности в разных кабинетах.

Слушать


Мурат Гукемухов: Простите, то есть всех разводили по кабинетам и отдельно с ними разговаривали?

Юрий Дзиццойты: С кем-то говорили во дворе, с кем-то - в коридоре, с кем-то - в кабинете. Меня блокировали в зале заседания.

Мурат Гукемухов: Угрожали?

Юрий Дзиццойты: Ну, было такое дело. Это были представители силовых структур, поэтому, в случае невыполнения их требований, они обещали взять в руки оружие. Правда, тех, кто это утверждал, было меньшинство. Среди них были люди, которые очень трезво оценивали ситуацию, и они агрессивно настроенных людей моментально выдворили из зала. В общем, эта тема не получила развития.
Юрий Дзиццойты

Мурат Гукемухов: Есть какая-то реакция парламента?

Юрий Дзиццойты: Я написал заявление, вот вам реакция. И еще три человека, насколько мне известно, тоже написали. Фракция коммунистов выступила со своим заявлением.

Мурат Гукемухов: Юрий Альбертович, очень много депутатов не присутствовало на этой сессии. Как вы считаете, может, они знали, что предстоит такая неприятность, что будет захват парламента?

Юрий Дзиццойты: Я подозреваю, что некоторые, действительно, знали и потому не пришли. Вообще, это не позиция – уйти, просочиться куда-то сквозь песок и сделать так, чтобы тебя не было видно.

Мурат Гукемухов: Юрий Альбертович, скажите, как в Осетии отнеслись к этому? Все-таки это были не школьные учителя - люди, захватившие парламент, - это были военные. Какая реакция в обществе? Испугались? Как это повлияет на выборы? Повлияло ли это на отношение населения к президенту?

Юрий Дзиццойты: Мне звонят по телефону и из разговоров я знаю о том, что это было неприятно всем - от президента до рядовых граждан. Кстати, когда все «рассосалось», наш председатель связался с президентом, который в это время отсутствовал. Он, видимо, по своим каналам дал соответствующие указания, и к нам зашли лидеры этой инициативной группы - они официально попросили у нас прощения. Потом приехал глава администрации президента. Мы с ним пообщались, и он официально, от имени президента, принес нам свои извинения. Я, например, удовлетворен.

Мурат Гукемухов: Тем не менее в отставку вы подали. Почему?

Юрий Дзиццойты: Я подал в отставку, потому что был беспредел. Я одновременно с четырьмя молодыми людьми общался, каждый из них говорил свое. Позиция одного из них была такова: мы вас выбирали, и вы должны делать так, как мы скажем. Я им сказал, что это не позиция. И если вопрос ставится таким образом, я сейчас же выйду и напишу заявление об уходе, потому что я в таких условиях работать не могу. Что значит, "мы тебя выбирали, и ты должен делать так, как мы скажем"?!

Мурат Гукемухов: Как вы считаете, они "подставили" президента?

Юрий Дзиццойты: Я думаю, что да. Знаете, они ему оказали медвежью услугу. На самом деле вопрос, который они подняли, о продлении срока президенту, мог быть рассмотрен в парламенте. И наша конституция, и законы позволяют вносить соответствующие изменения в Конституцию. Мы им пытались объяснять, как это нужно делать в рамках закона. Если бы все делалось в рамках закона, то не было бы никаких разговоров. А поскольку все это происходит накануне выборов, они - в цейтноте, и кто-то им, видимо, подсказал, что нужно торопиться.

Мурат Гукемухов: Скажите, кто они все-таки? Это просто группа военных? Что это за люди, и какая у них мотивация, по-вашему?

Юрий Дзиццойты: Это инициативная группа, которая официально зарегистрирована при Минюсте. К моему сожалению, туда входят, в основном, военные, представители МВД, в общем - силовики. Закон Южной Осетии об обороне запрещает им заниматься политикой, тем более предвыборными делами, и организовывать какие-то инициативные группы. Я не знаю их поименно, я знаю только нескольких из них. Я считаю, что они не должны заниматься политикой.

Мурат Гукемухов: Юрий Альбертович, не кажется ли вам, что этой акцией они фактически пресекли всякую возможность третьего срока?

Юрий Дзиццойты: Я думаю, что да. Я думаю, что сейчас серьезно уже никто ставить вопрос об этом не будет. То, что они вытворяли там, закрыв все входы-выходы и устроив ор: «пока вы не поставите подписи, никто отсюда не выйдет»… Эта акция, в общем, скорее была направлена на срыв той цели, которую они озвучили.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG