Accessibility links

ПРАГА---В нашей традиционной рубрике «Некруглый стол» из Тбилиси юрист, эксперт организации «Молодые юристы Грузии» Тамуна Кордзая и политолог Рамаз Сакварелидзе.

Дэмис Поландов: Я предлагаю сегодня обсудить закон об акциях и манифестациях, который сейчас рассматривается в грузинском парламенте. О нем много говорит оппозиция, неправительственные организации; о том, что он ущемляет права людей, что фактически власть, которая сама пришла революционным путем, блокирует этот путь. Тамуна, вы юрист, скажите, насколько законопроект соответствует законам Грузии, международному праву или практике, принятой в развитых странах?

Тамуна Кордзая: Предложенный законопроект, который пока еще находится на рассмотрении в парламенте, окончательно не принят, к счастью. Мы не думаем, что он может быть принят в такой форме, в какой был предложен, и считаем, что он может стать хорошим правовым основанием для ущемления права на собрания. Поэтому наша организация, в целом гражданское общество требуют, чтобы принятие этого законопроекта было перенесено на некоторое время, пока парламент не будет по пунктам исправлять те нормы, которые, по нашему мнению, не соответствуют Конституции Грузии, не соответствуют стандартам Европейской конвенции и практике Европейского суда по правам человека. Главная проблема этого законопроекта в том, что он противоречит решению Конституционного суда Грузии, которое было принято несколько месяцев тому назад. Согласно законодательству Грузии, решение Конституционного суда – это окончательное решение. Точно установлено, что нельзя вновь принять изменения в законе, по которым Конституционный суд вынес решение, что они не соответствуют сути Конституции и правам человека.

Слушать


Дэмис Поландов: Рамаз, этот законопроект, который уже был рассмотрен Конституционным судом и его нормы признаны антиконституционными, сегодня находится в парламенте. По сути, это решение Конституционного суда было во многом прорывом. Конституционный суд показал себя реальной, отдельной ветвью власти. А что происходит сегодня, когда есть попытка пойти наперекор этому решению? Какова конфигурация грузинской власти сейчас? Это полная вертикаль или что это?

Рамаз Сакварелидзе: Это полная вертикаль, вертикаль президента; он же вертикально ходит, и у нас правовая система власти тоже вертикальная. Но, кроме шуток, я целиком согласен с патетикой вашего вопроса. Конституционный суд был очень горд, кстати, когда принял это решение: они действительно почувствовали себя реальной властью. Но раз парламент свернул с конституционного пути и хочет выйти на новую плоскость, то, наверное, надо бороться и Конституционному суду за то, чтобы стать реальной ветвью власти, и обществу, и прекрасным юристам, один из лучших представителей которых сейчас сидит за нашим «некруглым столом». В принципе, если общество не будет бороться за свои права, то любая власть примет строго вертикальную линию, вертикальную конфигурацию, как вы сказали. А что касается политической стороны этой инициативы, знаете, по астрологии все рождаются в конкретное время под конкретной звездой, а «звездой» этого закона были те события, которые произошли 26 мая. И все общество боится, что смысл этого закона будет нести ту жестокость и ту агрессивность по отношению к обществу, которые имели место 26 мая. Эта боязнь исходит из того, что этот законопроект родился вслед за событиями 26 мая.

Дэмис Поландов: Тамуна, Рамаз сказал о том, что с этим законом нужно бороться. А как можно с ним бороться? Внутри страны или, может быть, в международных инстанциях? Я имею в виду законные, юридические способы.

Тамуна Кордзая: Да, естественно, я согласна с батоно Рамазом. Но дело в том, что наша организация передала свое мнение в письменной форме. Мы обсудили каждую норму, каждое слово. Мы стараемся в правовом контексте доказать парламенту, что принятие такого закона в итоге нам даст не защиту права собрания, а создаст, наоборот, ущерб на право собрания граждан. Поэтому мы встретились с представителями парламента, и они по пунктам прошли этот законопроект. В устном разговоре они учли наше мнение и дали обещание, что внесут изменения в этот законопроект. Мы надеемся, что они обсудят все проблемы за круглым столом и примут правильное решение. Я думаю, эти обсуждения должны принести нам позитивный результат.

Дэмис Поландов: Вы могли бы остановиться на самых вопиющих, по вашему мнению, моментах? Что вас больше всего возмутило?

Тамуна Кордзая: Например, согласно решению Конституционного суда, была принята норма, согласно которой нельзя было собираться в двадцатиметровом радиусе от государственных учреждений и пользоваться правом на собрание. Но согласно новому законопроекту, любому административному органу дается право приостановить собрание или манифестацию, если он считает, что собрание мешает его работе. Мы думаем, что это гораздо худший вариант того, что Конституционный суд признал неконституционным в свое время. Почему? Потому что раньше было признано незаконным (и это было прописано в законе), например, проводить манифестации в двадцатиметровом радиусе от парламента , теперь закон дает дискредитационное полномочие административному органу принимать это решение. А это уже должно приниматься подзаконным актом. И мы считаем, что это абсолютно противоречит решению Конституционного суда. Второй вопрос, который, как мы считаем, также противоречит решению Конституционного суда, касается права иностранным лицам принимать участия в собраниях. Конституционный суд четко разъяснил, что, если это собрание не касается политических требований, то любое лицо имеет право принимать в нем участие. Но такой запрет снова вносится в законопроект. Поэтому члены парламента пошли на уступки и сказали, что они детально пройдут те пункты, которые, как мы считаем, не соответствуют решению Конституционного суда, и они постараются привести их в соответствие с этим решением.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG