Accessibility links

МОСКВА (Корр. Радио Свобода)---В Казани прошли переговоры президентов России, Азербайджана и Армении. Главной темой трехсторонней встречи было урегулирование нагорно-карабахского конфликта.

Ильхам Алиев, Серж Саргсян и Дмитрий Медведев пытались выработать окончательный вариант соглашения по урегулированию военного конфликта в Нагорном Карабахе. Накануне президенты Армении и Азербайджана имели телефонные разговоры с президентом США Бараком Обамой. Россия вместе с Францией и США, является одной из стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ по разрешению армяно-азербайджанского конфликта.

Стороны в совместном письменном заявлении сообщили, что "достигли взаимопонимания по основным вопросам". Однако сами "Базовые принципы" урегулирования карабахского конфликта так и не были окончательно одобрены.

Переговоры в президентском дворце Казанского кремля, по всей видимости, были не простыми. Во всяком случае, они длились с пяти и до половины девятого вечера. Казани уже приходилось принимать руководителей двух кавказских государств – первая встреча прошла еще в августе 2005 года, во время празднования 1000-летия города. С тех пор было не менее девяти подобных встреч в различных уголка мира – последняя состоялась 5 марта в Сочи.

Соглашение предполагает вывод вооруженных сил Армении почти со всей территории Азербайджана, которая окружает Нагорный Карабах, расположение международных миротворцев, установку армянского коридора безопасности, возвращение переселенцев, определение статуса Нагорного Карабаха и обещание выражения воли о будущем статусе территории к концу процесса. Этот документ, предложенный Минской группой ОБСЕ в Испании в ноябре 2007 года, получил название "Мадридские принципы". Позже он был обновлен в Италии и рекомендован Армении и Азербайджану сопредседателями Минской группы – США, Россией и Францией.

Слушать


Депутат азербайджанского парламента Рахим Мусабеков считает, что от встречи в Казани нельзя было ожидать какого-то феноменального прорыва в процессе переговоров по Нагорному Карабаху, хотя именно этот формат наиболее удачен:

– Текст соглашения достаточно отработанный, и все возражения, что для какой-то стороны приемлемо или неприемлемо, желание смягчить или уточнить какие-то формулировки – все это уже практически учтено. Давно известно, что Армения хочет поставить вопрос о референдуме в Нагорном Карабахе, причем в удобных для них формах и сроках, на что, естественно, Азербайджан не соглашается. Армения и Россия, насколько я понимаю, очень заинтересованы в том, чтобы Азербайджан дал какие-то связывающие его обязательства в отношении неприменения силы – без того, чтобы армяне однозначно обязались освободить оккупированные азербайджанские территории, на что Азербайджан, конечно же, тоже не пойдет. Я не думаю, что кто-то станет его даже к этому принуждать. Практически воля международного сообщества выражена в двух основных тезисах. Первый заключается в том, что военное решение неприемлемо и неперспективно. Это может радовать, скажем, Армению. Но дальше идет речь о том, что сохранение нынешнего статус-кво неприемлемо. Если перевести на простой человеческий язык, – неприемлемо продолжение оккупации армянскими вооруженными силами азербайджанских территорий. Все остальное – антураж вокруг этих двух основных тезисов, – считает Рахим Мусабеков.

Бывший министр обороны Армении Вазген Манукян убежден, что без уточнения статуса Нагорного Карабаха переговоры президентов Армении, России и Азербайджана в Казани не приведут ни к чему:

– Карабах уже свыше 20 лет – независимое государство. Ему навязали войну, он выиграл эту войну. Там сменилось поколение. Карабах никогда не согласится с тем, что какие-то люди, какие-то страны подпишут документ, и он окажется вдруг в составе Азербайджана или в составе Армении. Поэтому если прагматично подходить, остается один вопрос: Карабах никогда не войдет в состав Азербайджана. Азербайджан не готов к тому, что Карабах не будет в его составе. Весь смысл вопроса в этом.

– Есть текущие вопросы, есть вопросы возвращения оккупированных территорий...

– Во-первых, я бы не назвал эти территории оккупированными. Во-вторых, если не решается вопрос Карабаха, я бы не отдал ни одного квадратного сантиметра территорий, потому что если я отдаю что-то Азербайджану, что я получаю взамен? Получаю лучшее военно-стратегическое положение Азербайджана в той войне, которую он хочет снова навязать Карабаху. Зачем надо что-то отдавать? Пусть Азербайджан скажет: "Я свыкся с мыслью, что Карабах может и не принадлежать Азербайджану," – и давайте с этой точки зрения начнем переговоры, которые в этом случае могут стать очень прагматичными, – предлагает Вазген Манукян.

Эксперт по Кавказу, политический обозреватель газеты "Московские новости" Аркадий Дубнов считает, что нынешнее соглашение больше выгодно Баку, чем Еревану – и это понимают обе стороны:

– Как недавно подчеркнул бывший президент Армении Левон Тер-Петросян в интервью "Московским новостям", если не было достигнуто такого рода соглашение раньше, когда силы сторон были приблизительно равны, то сегодня Азербайджан по своему экономическому преимуществу, по пятикратно превышающему относительно Армении военному бюджету от милитаристской риторики может перейти к практическим действиям. И найдутся аргументы, согласно которым упрекнуть Азербайджан в применении силы для восстановления территориальной целостности будет сложно.

Есть еще фактор ситуации, создавшейся после российско-грузинской войны августа 2008 года. Азербайджан не готов запускать ситуацию, при которой сепаратистский, с точки зрения Баку, регион может довести дело до провозглашения своей независимости. Чтобы не допустить международного прецедента, в Баку постараются его упредить.

Так что есть много факторов, которые заставят Ереван пойти на подписание некоего документа, который обяжет его вывести войска в оккупированных территорий. Но что он получит взамен – вот в чем проблема. Ведь этого вывода безусловно требуют "Мадридские принципы", но там не оговариваются условия проведения даже не референдума, а такого расплывчатого "волеизъявления", на которое Азербайджан может не дать согласия, пока в нем не примут, во-первых, участие азербайджанские беженцы из Карабаха, а во-вторых, конституция Азербайджана запрещает проведение референдума на части территории страны. Так что преимущества Баку от подписания этого документа мне кажутся гораздо более ощутимыми, чем преимущества Еревана. Но, тем не менее, у Еревана может не остаться другого выхода, – полагает Вадим Дубнов.

Конфликт между Баку и Ереваном возник в 1988 году, после заявления преимущественно населенного армянами Нагорного Карабаха о выходе из состава Азербайджана. Спустя три года в Нагорном Карабахе состоялся референдум, где большая часть жителей высказалось за полную независимость от Азербайджана.

Инициированные Азербайджаном вслед за этим широкомасштабные боевые действия привели к потере контроля не только над Нагорным Карабахом, но и прилегающими к нему семью районами. С 12 мая 1994 года после вступления в силу трехстороннего соглашения о перемирии в зоне конфликта прекращены военные действия, в результате которых с обеих сторон погибли десятки тысяч человек и сотни тысяч были вынуждены покинуть свои дома.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG