Accessibility links

«Белый парус» и память о поэте


Скандал разразился вокруг гостиницы «Белый парус», что находится на Сухумской набережной

Скандал разразился вокруг гостиницы «Белый парус», что находится на Сухумской набережной

СУХУМИ--Попытка сухумских властей разместить табличку с именем абхазского поэта Таифа Аджба на здании гостиницы вызвала неожиданно бурный протест со стороны ее управляющего. Табличку все же повесели, но под присмотром милиции.

Скандал разразился вокруг гостиницы «Белый парус», что находится на Сухумской набережной. Ее управляющий Валерий Воуба отказывается выполнять решение городских властей поместить мемориальную доску с именем поэта Таифа Аджба на стене здания. Еще два года назад поднимался вопрос об увековечении имени известного литератора, был подготовлен барельеф, а месяц назад, наконец, было принято решении о его установке. Но сделать это никак не удается - управляющий гостиницы утверждает, что чиновники и архитекторы перепутали дома. «Я всегда за правду боролся. Не жил он здесь, я вам говорю!», - утверждает Валерий Воуба, управляющий гостиницы «Белый парус».

Администрации «Белого паруса» отправили копию решения городских властей, чтобы уведомить об установке мемориала. Валерий Воуба, в свою очередь, утверждает, что в настоящее время адрес «Белого паруса» - набережная Махаджиров, 48, а горсовет представил документ, где указывает строение, на котором должна быть расположена мемориальная доска, как дом №1 по улице Аидгылара. Не принимая во внимание, что здание располагается на пересечении улиц, Валерий Воуба продолжает утверждать, что Таиф Аджба здесь никогда не жил. «Аидгылара, 1 – такой улицы тогда не было. Это была ул. Фрунзе, а он жил по адресу Руставели, 46».

Слушать


Строение 1912 года является памятником архитектуры, сохранился не только его план, но и фотографии, когда «Белый парус» был гостиницей «Франция 2». Администрация гостиницы утверждает, что здесь когда-то останавливался великий Чехов. Но это не совсем так, утверждают ученые. Историк Анзор Агумаа хорошо знает прошлое сухумской набережной и сегодня признает, что был неправ, когда промолчал, услышав байку о знаменитом постояльце сегодняшнего «Белого паруса»: «Антон Павлович, когда приезжал в Абхазию, в Сухуме останавливался в гостинице «Франция». А «Франция 2» появилась позже, только в 1912 году», - это и есть здание «Белого Паруса». Поэтому Чехов в 1888 году в нем никак не мог останавиться».

Как выдумана история с постояльцем Чеховым, так и искажены сведения о проживании в этом доме Таифа Аджба, считает историк. Анзор Агумаа хорошо помнит, как когда-то именно здесь он навещал Таифа Аджба. «Я был здесь в конце 70-х годов, заходил к Таифу Аджба, заносил ему книгу. Он там жил, я помню, в этом доме».

Главного художника города Тимура Кайтан более всего волнует нравственная сторона вопроса. Дело даже не в том, что частное лицо не выполняет распоряжение властей города. По закону, владелец объекта обязан располагать мемориальные таблички, доски и другие памятные знаки, если строение является памятником архитектуры. «Белому парусу» повезло вдвойне: старинное здание, гостиница с богатой историей, а позже - дом выдающегося деятеля культуры Абхазии. «Такой ажиотаж поднимать вокруг этого! К тому же этот человек был зверски замучен – все в Абхазии знают о его судьбе! Разве можно с таким непониманием отнестись к такому человеку», - говорит Тимур Кайтан.

Общественный деятель Циза Гумба тоже возмущена, что противостояние властей и собственника стало достоянием широкой общественности. Выдающийся поэт не заслуживает того, чтобы с его именем сегодня связывали скандальные истории, считает она. «Стыдно, что по этому поводу разыгрался скандал. В первую очередь эта история не красит владельца. Даже если Таиф Аджба там останавливался на один час, мы имеем право повесить на этом здании мемориальную табличку».

В спор были вынуждены вмешаться министр Нугзар Логуа и глава столичной администрации Алиас Лабахуа. Но даже они не смогли уговорить Валерия Воуба согласиться с решением властей. А так как по закону его согласия не требуется, установку мемориальной доски все же продолжили, но под присмотром милиции и чиновников.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG