Accessibility links

ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ---Пытаясь изобразить соблюдение баланса интересов на Кавказе, российская Фемида привлекает иногда к уголовной ответственности тех российских офицеров, которые уличены в жестоких преступлениях, и которыми не жалко расплатиться за создание видимости законности. Тысячи преступлений остаются безнаказанными, но в единичных случаях правосудие работает. Таковы дела Буданова, Ульмана, Худякова и Аракчеева.

Этим людям, случайно попавшим под неожиданную раздачу справедливости, обидно чувствовать себя козлами отпущения, наказанными для показухи, в то время как множество их товарищей за то же самое получают государственные награды и уважение власти. Судьба их вызывает сочувствие у значительной части общества, считающей их героями русской армии или жертвами избирательного правосудия, или даже вовсе ни в чем невиновными.

Сергей Аракчеев был осужден на 15 лет лишения свободы, а его боевой товарищ Евгений Худяков – на 17 лет. В 2003 году чеченские милиционеры обнаружили горящий КАМАЗ, в котором ехали, как выяснилось позже, трое чеченцев, работавших строителями на военных объектах. Все они были убиты. По версии следствия, за убийством стояли как раз лейтенант Сергей Аракчеев и старший лейтенант Евгений Худяков: они остановили КАМАЗ, вывели строителей, приказали лечь на землю и расстреляли, после чего облили бензином и подожгли. После этого они совершили нападение на водителя другой машины. Адвокат потерпевших заявляла, что подсудимые совершили преступления не во время рейда против боевиков, а когда пьяными самовольно разъезжали по Грозному на бронетранспортере.

Слушать


Процесс длился много лет, приговоры выносились и отменялись, подсудимых арестовывали и освобождали, и когда, наконец, дело дошло до окончательного приговора, одного подсудимого не досчитались – Евгений Худяков нарушил подписку о невыезде и скрылся. Его до сих пор ищут, а Сергей Аракчеев сидит.

Недавно он записал видеообращение к Путину с призывом вмешаться в это дело. В прессе поднялась кампания в защиту Аракчеева. Виноват ли на самом деле Аракчеев в том, в чем его обвиняют, утверждать трудно. Качество российского правосудия, прямо скажем, невысокое, и подогнать приговор под готовое политическое решение не составит труда ни одному российскому суду. С другой стороны, чеченские правозащитники утверждают, что Аракчеев и Худяков – убийцы, и в инкриминируемых им деяниях виновны. Примерно такой же позиции придерживается и «Мемориал», оценки которого ситуации в Чечне всегда отличались взвешенностью и доказательностью.

Аргументы нынешней кампании защиты Аракчеева неубедительны. Так он утверждает о своем доказанном алиби, в то время как на следствии признал себя виновным в уничтожении КАМАЗа. Сейчас его виновность многими считается опровергнутой испытанием на детекторе лжи, но это не было процессуальным действием. Кто проводил тест на полиграфе, какова была компетенция и непредвзятость специалиста - неизвестно.

И, наконец, репутация публичных защитников Аракчеева такова, что люди, искренне пытающиеся разобраться в этом деле, скорее поверят в виновность Аракчеева. При таких защитниках, как Дмитрий Рогозин, Алексей Митрофанов, Сергей Бабурин и Александр Проханов, сидеть Сергею Аракчееву до конца срока – за себя, за Худякова и за подобных им военных преступников, которых у российской Фемиды не хватило духу привлечь к справедливой ответственности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG