Accessibility links

ПРАГА---В пятницу в Казани прошли переговоры президентов Азербайджана и Армении при посредничестве президента России. Главная тема трехсторонней встречи - урегулирование нагорно-карабахского конфликта. Стороны в совместном письменном заявлении сообщили, что достигли взаимопонимания по основным вопросам. Однако базовые принципы урегулирования карабахского конфликта так и не были окончательно одобрены. Это означает фактический срыв переговоров, как считают эксперты. Армянская сторона заявила, что произошло это из-за требования Азербайджана многое изменить в последней редакции документа. Азербайджанские представители утверждают, что армянская сторона использует ситуацию вокруг переговоров в корыстных целях и вводит в заблуждение мировое сообщество. Большинство экспертов сходятся во мнении, что казанская неудача была легко прогнозируема, но в то же время ереванский политолог Степан Григорян обращает внимание и на положительный момент в переговорах.

- Мы так и предполагали, что в Казани никакого документа, связанного с главными принципами решения этого конфликта, не будет подписано. Но, как это ни странно может показаться, в Казани победила логика. Лучше, чтобы велись переговоры, а не началась война. Но вместе с тем хорошо, что стороны не поддаются искусственному давлению. За месяц до казанской встречи сопредседатели Минской группы начали выражать огромный оптимизм. Началось, прямо скажем, внешнее давление на конфликтующие стороны. Хотя логика не подсказывала, что будет окончательно подписан документ. Всем известно, что по двум принципиальным вопросам есть серьезные разногласия, которые пока не преодолены. Первый вопрос - проведут ли референдум в Нагорном Карабахе по его будущему статусу, и второй – какой шаг делать вначале: освобождать территории или что-то другое. Пока по этим основополагающим вопросам нет окончательного согласия, по логике, ничего и не может быть подписано. Более того, я думаю, позитивный результат казанской встречи в том, что, несмотря на оказываемое прямое давление со стороны, конфликтующие стороны не поддались ему. Представьте себе, что буквально за несколько дней до этой встречи в Министерстве иностранных дел России заявляли, что подписание договора – дело решенное. Честно говоря, нас это очень удивило: откуда они могут знать заранее о том, что будет что-то точно подписано.

- Насколько, по-вашему, реальны заявления азербайджанских властей о возможном силовом решении конфликта?

Слушать


- Я думаю, что эта риторика в основном направлена на удовлетворение внутренних потребностей. Ясно, что азербайджанское общество ждет каких-то положительных решений. Власти Азербайджана часто делают достаточно оптимистические заявления, и сейчас, естественно, им надо как-то снизить градус ожидания, который был внутри азербайджанского общества. Не думаю, что Азербайджан решится на какие-то силовые действия, потому что в Довиле, это очень важно, сопредседатели Минской группы, а точнее, президенты США, России, Франции четко заявили, что силового решения быть не должно. Об этом многократно заявлялось, в частности, в Довиле на «Большой восьмерке». И я не думаю, что Азербайджан может решиться выступить против всего международного сообщества. Тем более, сегодня неясно, чем закончится очередная война, если Азербайджан начнет силовым путем решать конфликт. Все прекрасно понимают, что армянские вооруженные силы тоже достаточно сильны. Поэтому, я думаю, что воинствующая риторика будет иногда иметь место, но маловероятно, что Азербайджан перейдет к конкретным действиям.

* * * *
В нашей студии находится обозреватель азербайджанской редакции Радио Свобода Зия Маджидли. Я попрошу его также прокомментировать итоги казанской встречи.

- Как вы считаете, Зия, есть ли повод для оптимизма, как у Степана Григоряна?

- Ну, если бы господин Григорян сейчас здесь находился, можно было по его же логике продолжить мысль о давлении государств. Я выслушал его мнение и задался вопросом: если господин Григорян говорит, что страны не поддались давлению, откуда российская сторона, российский МИД знали, что будет подписан договор - это вызывает удивление. Но с другой стороны, он ссылается на довильское заявление президентов, которые напрочь отрицают любое военное решение. Откуда эти президенты знают: будет война или не будет, это ведь тоже один из инструментов дипломатического давления.

- Они не хотят войны, по крайней мере, президент Армении ни разу об этом не говорил.

- Да, возможно, военная риторика азербайджанского президента – внутренняя. Азербайджан оставляет за собой международное право решить вопрос о своих территориях любыми путями. Но не будем о плохом, как говорится. Дело в том, что и армянские, и азербайджанские эксперты на самом деле от казанской встречи не ждали никакого результата. Даже несмотря на то, что президенты Обама и Саркози звонили и так далее. Они ждали именно подписания договора, но ничего не подписано. Хоть и говорят: со стороны виднее, но в данном случае со стороны абсолютно ничего не видно. Что будет дальше – тоже неизвестно. Намекали на то, что нет альтернативы мирному договору и надо его подписать. Думаю, будут продолжены попытки мирного урегулирования. Возможно, президентам придется еще несколько раз встретиться. Был еще примечательный момент: только президент Алиев не присутствовал на скачках.

- У него - парад.

- Надо было возвращаться в Баку. Была назначена встреча с президентом футбольного клуба «Интернационале» Массимо Моррати. И парад военный, конечно, надо было принимать. Это тоже, кстати, определенная логическая цепочка: военный парад после переговоров - это своего рода демонстрация силы. Стороны заявляют до переговоров о том, что принимают мадридские принципы, основные их пункты, но какие-то маленькие нюансы создают, видимо, сопротивление у сторон, и тут начинаются разногласия.

- Ну что ж, пока они больше говорят на языке символов.

- Да.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG