Accessibility links

Мамука Арешидзе – «предатель» или «пророк»?


Суть предложения Мамуки: поскольку «процесс зашел в тупик», надо признать независимость Абхазии, но на обязательных условиях вывода с ее территории российских войск и возвращения грузинских беженцев

Суть предложения Мамуки: поскольку «процесс зашел в тупик», надо признать независимость Абхазии, но на обязательных условиях вывода с ее территории российских войск и возвращения грузинских беженцев

СУХУМИ--На прошлой неделе в Грузии случилось то, что рано или поздно должно было случиться, – бурное обсуждение идеи о возможности признания официальным Тбилиси независимости Абхазии. Не сказать, что подобные идеи раньше там никогда публично не озвучивались. Помнится, лет десять назад в абхазской прессе были перепечатаны из тбилисской газеты «Кавказский акцент» материалы одной из бесед за «круглым столом», где обсуждался этот вариант. Но в моей памяти не осталось имен пионеров той дискуссии в Грузии, которые выступали по телевидению, и которых, в итоге, заклеймили как «либерастов», «национал-предателей» и т. д., и, если не навсегда, то очень надолго отбили у них охоту возвращаться к ней.

Однако в последние годы с учетом новых реалий, гораздо более для грузинской стороны неблагоприятных, эта идея не могла не быть реанимирована. Так, несколько месяцев назад в первом номере за этот год издающейся в Тбилиси газеты «Абхазский меридиан» руководитель Фонда развития человеческих ресурсов Грузии профессор Нодар Сарджвеладзе, отвечая на вопрос абхазского журналиста, какой, на его взгляд, вариант грузино-абхазского урегулирования мог бы сегодня быть приемлем для обеих сторон, сказал, что видит его только в «перспективе вступления в Европейский Союз Грузии и Абхазии в качестве независимых субъектов и начале строительства отношений между ними как между членами единой европейской семьи».

Но только недавние высказывания политолога, эксперта по вопросам Кавказа Мамуки Арешидзе в интервью газете «Резонанси» стали, как бы оправдывая название издания, по-настоящему резонансными в грузинском обществе. Суть предложения Мамуки: поскольку «процесс зашел в тупик», надо признать независимость Абхазии, но на обязательных условиях вывода с ее территории российских войск и возвращения грузинских беженцев. При этом в последующих своих интервью-разъяснениях он говорил о прецедентах, «когда центральные власти сначала признали независимость своего конфликтного региона, а затем вернули территории обратно»; на территории Китая, мол, существовало созданное японцами государство Манджоу-го (но там была другая ситуация). Его признали 26 стран мира, но где сейчас Манджоу-го? Его больше нет». (Для справки: марионеточное государство Манджоу-го существовало в 1932-1945 гг. при поддержке Японии и прекратило существование после ее разгрома.) Впрочем, это не уберегло Мамуку, по собственному признанию в одном из интервью, от «множества оскорблений, которые получил в процессе презентации» своей идеи.

По его словам, «если мерить по тому, кто связался со мной, то 80% положительно оценивают эту идею (я говорю о гражданах, которые написали мне или на электронную почту, или в facebook). Остальные 20% категорически против. На форумах число сторонников крайне низкое».

Слушать


В откликах же, которые мне довелось прочесть в грузинских СМИ, преобладают элементы показательной порки. Вице-премьер-министр Грузии Гиорги Барамидзе считает несерьезной инициативу Арешидзе: «Я вообще не могу назвать таких людей экспертами. Их компетенция и патриотизм для меня стоит под серьезным сомнением». Председатель парламентской комиссии Шота Малашхия тоже возмущен. Представитель Национал-освободительного движения Тамар Чхеидзе убеждена, что вывод российских войск и возвращение грузинских беженцев – это блеф. Она сказала, что в свое время на признание Абхазии не осмелились ни Звиад Гамсахурдиа, ни Эдуард Шеварднадзе, хотя обоим поступали такие предложения. «А теперь считают, что, спустя столько лет, общество может быть подготовлено к этому, и они выпустили на сцену такого предателя, как Арешидзе». Президент Клуба экспертов Леван Кикнадзе и вовсе убежден, что против Мамуки Арешидзе должно быть возбуждено уголовное дело. «Идея признания Абхазии со стороны Грузии содержит очень большую угрозу, и то, что эту тему поднял грузин, еще страшнее», - считает лидер партии «Имеди» Ирина Саришвили. Журналист Тенгиз Пачкория совершенно справедливо пишет о том (и это подтверждено итогами опросов, которые проводили международные организации), что большинство грузинских беженцев не вернется в Абхазию, если та будет вне юрисдикции Грузии.

Ну а как же отреагировали на инициативу Арешидзе в Абхазии? Складывается впечатление, что на нее мало кто вообще обратил внимание. И не только потому, что внимание нашей общественности сосредоточено сейчас на другом – внеочередных президентских выборах, ряде «неотрегулированных» моментов отношений с российской стороной... Первое, что тут приходит в голову: «тбилисский поезд» снова опаздывает, снова в Тбилиси начинают бурно обсуждать то, что в Абхазии уже потеряло актуальность и перестало, по большому счету, интересовать общество. Наверное, и те же «нейтральные документы», и дискуссия, если ее можно назвать таковой, ведущаяся в Грузии по предложению Арешидзе, могли бы вызвать внимание абхазского общества, скажем, в конце 90-х. А сегодня… Да, конечно, признание со стороны Грузии сняло бы все вопросы по признанию Абхазии мировым сообществом, ее вступлению в ООН; сюда бы беспроблемно потекли инвестиции из разных стран… Да и многим в нашем обществе, при всей признательности России, не хотелось бы быть к ней привязанной без серьезных контактов с остальным миром. Но спросите сегодня у любого абхазского крестьянина, что он предпочтет: жить без признания независимости со стороны Грузии или возвращение, как это предполагает план Арешидзе, к демографической ситуации двадцатилетней давности и ко всем этим бесконечным межнациональным распрям, спорам, «чья эта земля»? Ответ, думаю, очевиден. И единственный отклик в абхазских СМИ на предложение Мамуки, который я видел, – комментарий бывшего спикера парламента Абхазии Сократа Джинджолия в передаче Абхазского телевидения «Пресса плюс» – был выдержан именно в таком ключе: нам не следует питать иллюзий, Арешидзе тоже пытается вернуть Абхазию в Грузию, но только обходным маневром, и его рассуждения о Манджоу-го не оставляют в этом никаких сомнений.

Неизбежное неприятие абхазами его плана постарался объяснить Мамуке в своем отклике и отрицательно отнесшийся к его предложению грузинский конфликтолог Паата Закареишвили: «Они даже в кошмарном сне не могут представить признания Грузии в обмен на возвращение беженцев. Вероятно, господин Арешидзе не знаком с ситуацией в Абхазии и с тем, что для абхазов не приемлемы разговоры о возвращении беженцев».

Но ситуация еще парадоксальнее, чем неприятие обеими сторонами данного конкретного плана. О каком согласии на признание Тбилиси на предлагаемых Арешидзе условиях можно говорить, если в Абхазии уже довольно давно рассуждают об опасностях такого признания без всяких условий! Я как-то рассказывал на «Эхо Кавказа» о результатах исследования на тему «Экспертное мнение о перспективах международного признания Абхазии и роли Грузии», которое проводилось в прошлом году сотрудницами Центра гуманитарных программ в Сухуме Ардой Инал-ипа и Асидой Шакрыл. И о том, в частности, что многие респонденты уже тогда толковали об угрозах и рисках, подстерегающих Абхазию в случае признания ее независимости со стороны Тбилиси. Начнутся, мол, активные контакты, миграционные процессы… В результате новой демографической экспансии с востока независимость РА может стать фикцией. Все вернется на круги своя: межнациональная напряженность, митинги и акции протеста… А проведенный через какое-то время референдум и вовсе может упразднить абхазскую государственность.

Так кто же такой Мамука Арешидзе – «предатель национальных интересов Грузии» или «пророк», который сумел отказаться от двойных стандартов и был подвергнут поруганию, как когда-то де Голль во Франции, решивший дать свободу Алжиру? Думаю, что ни то, ни другое. Звучащие сегодня в Тбилиси в его адрес оскорбления, высказываемые подозрения, что за ним стоит некий кукловод, свидетельствуют только о низкой политической культуре обвинителей. Носителей такой культуры и в абхазском обществе хватает; достаточно вспомнить, как кое-кто стал хаять в прессе большого друга Абхазии Джорджа Хьюита за положительный отклик на документальный фильм другого Мамуки – Купарадзе. Мамука же Арешидзе вызывает уважение тем, что не побоялся вызвать на себя огонь критики, перенеся на публику обсуждаемое обычно лишь «на кухне». Это – с одной стороны. С другой – план его был заведомо провальным для обществ по обе стороны Ингура, так как не отвечает ни грузинскому, ни абхазскому национальным проектам урегулирования.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG