Accessibility links

В Абхазии комментируют «план Арешидзе»


Мамука Арешидзе и ряд других экспертов, в том числе западных, видят, что политика официального Тбилиси направлена исключительно на прагматические цели сохранения у власти правящей элиты Грузии

Мамука Арешидзе и ряд других экспертов, в том числе западных, видят, что политика официального Тбилиси направлена исключительно на прагматические цели сохранения у власти правящей элиты Грузии

СУХУМИ--Прозвучавшее в интервью грузинского эксперта по вопросам Кавказа Мамуки Арешидзе предложение, которое можно сформулировать так: «Возвращение беженцев и вывод российских войск в обмен на признание независимости Абхазии», получило в Тбилиси неожиданно громкий, на взгляд наблюдателей из Абхазии, резонанс. Неожиданный потому, что нечто подобное озвучивалось в Грузии и раньше, но не вызывало внимания общественности, главным образом потому, что многим у нас непонятно, какой смысл так бурно обсуждать заведомо неприемлемый для абхазской стороны план.

Впрочем, слово «обсуждение» тут было бы вернее заменить словом «осуждение». Автор лишь одного из комментариев в Грузии, которые мне довелось прочесть в Интернете, – экс-президент страны Эдуард Шеварднадзе – одобрил это предложение, назвав его «разумным», за что получил свою порцию негативных оценок. Да еще некоторые коллеги-политологи, не поддерживая идею Арешидзе как таковую, отмечали положительное значение того, что она создала возможность открытого и гласного обмена мнениями на эту тему. Но одно дело – аргументированное обоснование неприемлемости его плана (я согласен, что для сторонников осуществления, в конечном счете, грузинского национального проекта урегулирования он предполагает слишком высокие риски так же, кстати, как и для сторонников абхазского национального проекта). И совсем другое – превращение обсуждения идеи в экзекуцию ее автора. Правда, в своем вчерашнем репортаже я переборщил, доверившись какому-то обзору и сказав, что президент грузинского Клуба экспертов Леван Кикнадзе убежден: против Мамуки должно быть возбуждено уголовное дело; но в первоисточнике он лишь намекает на возможность этого, приводя соответствующие статьи УК Грузии.

Слушать


Ввиду почти полного отсутствия комментариев предложения Арешидзе в абхазских СМИ, я решил обратиться за ними к двум знакомым экспертам. Вот что сказал молодой абхазский политолог Ираклий Хинтба:
«Интервью Мамуки Арешидзе интересно и знаменательно тем, что он открыто рассуждает на табуированную в грузинском обществе тему. Хотя в последнее время еще по крайней мере два грузинских общественных деятеля упоминали в своих выступлениях возможность признания Абхазии для разрешения конфликта и европеизации Южного Кавказа.
Почему в общественное пространство Грузии стали вбрасываться такие нестандартные идеи? Ответ на этот вопрос очевиден: реалистам в Грузии и на Западе стало ясно, что Абхазия после августа 2008 г. уже не вернется в состав Грузии. Думаю, что это прекрасно понимает и президент Саакашвили. Однако его подходы по реагированию на «новые реалии» и рецепты, выписываемые такими экспертами, как Арешидзе, кардинальным образом отличаются.

Саакашвили сделал «возвращение Абхазии» одним из главных лозунгов своего президентства. Однако в последнее время он уклоняется от открытого разговора о перспективах выполнения своего обещания. Главная проблема для него сегодня - это объяснить населению, что Абхазия потеряна, оправдаться перед ним за провал политики по «реинтеграции Грузии». Саакашвили избрал совершенно деструктивный путь изоляции Абхазии от международного сообщества. Сегодня Грузия буквально набрасывается на те западные структуры и страны, которые пытаются наладить прямые контакты с Абхазией. Замысел Саакашвили прост: изолировав Абхазию, ее легче представить как «оккупированную Россией территорию», «марионетку Москвы», образование, лишенное шансов на демократизацию и в целом европейскую модернизацию. Тогда-то и можно будет сказать своему населению: «Мы не в силах вернуть Абхазию, так как нам мешает Россия, с которой и Запад-то не может справиться».

Мамука Арешидзе и ряд других экспертов, в том числе западных, видят, что политика официального Тбилиси направлена исключительно на прагматические цели сохранения у власти правящей элиты Грузии. Эксперты-реалисты прекрасно понимают, что «принцип территориальной целостности Грузии» - это набившее оскомину «заклинание», доказавшее свою неэффективность как инструмент разрешения грузино-абхазского конфликта. Поэтому, чтобы хоть как-то «сохранить абхазов», наладить с ними коммуникацию и сотрудничество, а также решить проблему интеграции Грузии в НАТО и ЕС, лучше признать независимость Абхазии. В среде грузинских экспертов-либералов можно даже услышать такое суждение: «Какая разница для Грузии, как она войдет в ЕС? Лучше войти туда двум дружественным независимым государствам - Грузии и Абхазии, чем вообще потерять перспективы членства в условиях неразрешенного конфликта».

Конечно, никто в Грузии не хочет, чтобы Абхазия просто так получила признание, без каких-либо ответных обязательств. И здесь возникает важнейший вопрос, по которому мы еще даже не начали общественную дискуссию: а готовы ли мы обсуждать тему «цены признания», то есть тех уступок, на которые мы можем пойти ради признания? В частности, согласимся ли мы возвратить беженцев в обмен на признание Грузии? Вряд ли. Согласимся ли мы на некоторые территориальные уступки? Вряд ли вдвойне. Ведь этот вопрос можно сформулировать иначе: нужно ли нам вообще признание Грузии? Не несет ли оно опасности для нашего общества? Готовы ли мы к нему? Уверен, что, задай эти вопросы нашему населению, мы получим весьма неожиданные и неоднозначные ответы. Кстати, интересующиеся могут обратиться к любопытному исследованию Арды Инал-Ипа и Асиды Шакрыл «Экспертное мнение о перспективах международного признания Абхазии и роли Грузии», выпущенное недавно Центром гуманитарных программ».

А вот что сказала писатель и журналист Надежда Венедиктова:
«Инициатива Арешидзе и грузинские комментарии по этому поводу в очередной раз демонстрируют, что грузинское общество не отдает себе отчета в том, что реально происходит в Абхазии. Грузины не понимают, что Абхазия давно живет своей жизнью, как любое состоявшееся государство. У нас много проблем, как у каждой постсоветской страны, но они не отменяют постепенного движения к подлинной экономической и политической независимости. Достижение этой цели зависит от самих абхазских граждан, от нашего трудолюбия и настойчивости.
Что касается влияния России, то оно, конечно, существует, но в современном мире все государства в той или иной мере взаимозависимы – напомню хотя бы о колоссальной денежной помощи Евросоюза Греции. Нам такие миллиарды и не снятся.

Инициатива Арешидзе хороша лишь тем, что позволила бы Грузии политически оформить ситуацию де-факто. Все, поезд ушел, и надо смириться с этим, выстраивая отношения с Абхазией на равноправных началах».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG