Accessibility links

Борис Чочиев: Это - политика двойных стандартов


По мнению Бориса Чочиева, это - политика двойных стандартов, особенно учитывая тот факт, что ООН не предприняла никаких действий после того, как более 100 тысяч осетин в начале 90-х годов стали беженцами из Грузии

По мнению Бориса Чочиева, это - политика двойных стандартов, особенно учитывая тот факт, что ООН не предприняла никаких действий после того, как более 100 тысяч осетин в начале 90-х годов стали беженцами из Грузии

ЦХИНВАЛИ---Генеральная ассамблея ООН завтра намерена рассмотреть резолюцию о статусе вынужденно перемещенных лиц и беженцев из Абхазии и Южной Осетии.

По мнению уполномоченного президента де-факто РЮО по постконфликтному урегулированию Бориса Чочиева, принятие резолюции будет серьезным ударом по Женевским дискуссиям.

Борис Чочиев заявил, что обсуждение проблемы возвращения беженцев нельзя обсуждать без участия Южной Осетии и Абхазии, которые являются полноправными сторонами конфликта. Он напомнил, что, согласно плану Медведева-Саркози, проблемы беженцев обсуждаются в рамках Женевских дискуссий, где сомодераторами, наряду с Евросоюзом и ОБСЕ, являются и представители ООН.

Трения в этом вопросе переговорном процессе существуют давно. С 2010 года югоосетинская сторона отказалась обсуждать этот вопрос. Говорит полномочный представитель президента Южной Осетии по постконфликтному урегулированию Борис Чочиев.

«Мы потребовали, чтобы международное сообщество определилось: или мы обсуждаем этот вопрос на уровне Женевских дискуссий, где мы участвуем, или же, если они считают, что проблемы беженцев должны обсуждаться на Генассамблее ООН, тогда там должны присутствовать представители Южной Осетии и Абхазии».

Слушать


Борис Чочиев уверен, что подобные резолюции, которые не отражают реальную ситуацию, связанную с беженцами, не должны приниматься.
На 16-м раунде Женевских дискуссий делегациями Южной Осетии и Абхазии было сделано заявление о том, что, если эта проблема будет рассматриваться в международных организациях, представители Цхинвала и Сухума должны принять участие в дискуссии. По мнению Бориса Чочиева, это - политика двойных стандартов, особенно учитывая тот факт, что ООН не предприняла никаких действий после того, как более 100 тысяч осетин в начале 90-х годов стали беженцами из Грузии.
В Южной Осетии по-прежнему проживают осетины, покинувшие свои дома во время вооруженного конфликта в начале 90-х годов прошлого века. Я попросила их ответить на вопрос, хотят ли они вернуться в Грузию.

Беженка Лейла раньше жила в Гори.
- Вы хотите вернуться обратно в Грузию?
- Ни за что. Я бы не хотела. Ну как туда вернуться? Во-первых, куда вернуться?.. Об этом речи быть не может. Даже если мне там дворец построят, я туда не поеду. Как можно жить среди своих врагов, где постоянно будут унижать человека, постоянно будут преследовать. Зачем? Нам и здесь хорошо.
- А вы хотели бы, чтобы грузинские беженцы возвратились в Южную Осетию?
- Нет. Потому что со временем начнется непонимание, и потом это опять выльется в войну. Я бы не хотела, пускай каждый живет на своей земле».

Бабушка Валя тоже беженка, она жила в Тбилиси. Хоть она не настроена столь категорично, но с Лейлой согласна.

- А вы хотели бы вернуться обратно в Грузию?
- Знаете что… нет. Нет. Мои родственники все во Владикавказе… нет. Обратно не хочу.

- Почему?
- Так скоро не уладится там все.
- А вы хотите, чтобы грузины, которые ушли отсюда, вернулись обратно?
- Надо спросить тех, кто здесь жил, осетин. Я здесь не жила. Я жила в Тбилиси 50 лет. У тех, кто жил здесь, у осетин, были проблемы».

Большинство беженцев из Грузии в Южной Осетии пока живут в коллективных центрах. Программа по обеспечению их жильем была запущена правительством Южной Осетии в июле 2008 года. Тогда дома успели приобрести только четырем семьям, но после войны августа 2008 года эта программа была свернута.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG