Accessibility links

ПРАГА---В нашем сегодняшнем «Некруглом столе» мы продолжаем тему выборов в Абхазии. Собеседниками из Сухуми стали экономист Беслан Барателия и политолог Ираклий Хинтба.

Дэмис Поландов: Тема выборов в Абхазии весьма острая, обсуждаемая, актуальная. Сейчас многие мои коллеги-журналисты опрашивают экспертов, пытаясь выяснить, что представляют собой кандидаты, строят предположения об их программах. Но я предлагаю направить сегодня нашу дискуссию в немного другое русло. Вчера в нашей программе была рубрика «Голоса», в которой простые жители Сухуми говорили, что они не прочь послушать дебаты кандидатов в прямом эфире. К сожалению, люди почти не говорили, какие именно у них вопросы к кандидатам. Я предлагаю составить список этих вопросов, самых острых политических и экономических, на которые вы, профессионалы, хотели бы услышать ответы от кандидатов в президенты. Давайте начнем с вас, Беслан.

Беслан Барателия: Официально кандидаты в президенты не зарегистрированы, но у общества есть свои запросы и ожидания. Я думаю, что большинству граждан Абхазии было бы интересно узнать, каким образом будущий президент сможет решить вопросы, связанные с реформой в сфере экономики, с повышением ее конкурентоспособности на мировой арене. Вопросы, связанные с эффективностью использования российской помощи, с возможностью экономики Абхазии развиваться самостоятельно. Мне кажется, что актуальными будут вопросы, связанные с распределением доходов среди населения, с социальным
Беслан Барателия

обеспечением - повышением заработной платы, пенсий. И, конечно, люди хотели бы услышать от кандидатов не просто голые обещания, но и аргументированные, логически выстроенные концепции, программы, которые бы позволили понять, на что будут опираться будущие кандидаты в президенты.

Дэмис Поландов: Беслан, вы, скорее, назвали темы, а не вопросы. Может, у вас есть какие-то конкретные вопросы по конкретным проектам или концепциям?

Беслан Барателия: Я, как простой гражданин, задал бы такой вопрос, например: как будет повышена средняя заработная плата у бюджетников Абхазии, поскольку она является крайне низкой? Или, например, размеры пенсий в Абхазии, которые составляют сегодня 500 рублей, это меньше 20 долларов. Вопрос: есть ли у кандидатов механизм, с помощью которого будет повышаться занятость и решаться проблема безработицы - каким образом это будет сделано? Интересно было бы знать, будут ли кандидаты прибегать к заимствованиям? Есть ли такие планы, и на что эти деньги будут идти? Как Абхазия будет расплачиваться по ним?

Дэмис Поландов: Теперь вопрос Ираклию Хинтба. Ираклий, вы можете определить основной спектр тем?

Слушать


Ираклий Хинтба: Прежде всего, хочу сказать, что мне с трудом верится, что эти дебаты могут состояться. Потому что не в традициях абхазской культуры открытая, публичная критика или попытка оспорить позиции друг друга. Мне кажется, что дебаты пройдут в традиционном формате, когда будет приглашен кандидат в президенты, и ему будут задаваться вопросы телезрителей.

Дэмис Поландов: Хорошо, Ираклий, тогда помогите нам, журналистам, составить список этих вопросов кандидатам.
Ираклий Хинтба


Ираклий Хинтба: Что касается вопросов о внутриполитическом развитии, я бы спросил: что для вас означает демократия? Это просто вывеска, чтобы страна имела благоприятный имидж, или это необходимый инструмент модернизации, укрепления государственности, экономического развития? Тема модернизации сейчас мне кажется наиболее актуальной, и можно было бы в связи с этим поинтересоваться, связана ли экономическая модернизация с демократизацией или же они предполагают, что можно лишь сфокусировать внимание на развитии экономики, забывая о совершенствовании политической сферы. Здесь можно было бы сказать о том, что большинство населения оценивает систему госуправления Абхазии как неэффективную, и какие будут конкретные шаги нового президента по дебюрократизации, по выстраиванию более четкой функциональной структуры, по сокращению дублирующих органов, по повышению прозрачности, по повышению доступа граждан к информации. Вот что конкретно можно сделать в этой среде? То же самое касается коррупции - проблемы, которая беспокоит всех и является наиболее обсуждаемой темой в Абхазии. Какие конкретные шаги, а не просто общие рассуждения об этом, по борьбе с коррупцией могут предложить кандидаты? Еще я бы поинтересовался, как кандидаты видят решение проблемы строительства гражданского общества в Абхазии. Как разрушить межэтнические перегородки, которые сегодня существуют в нашем обществе, и создать абхазскую гражданскую нацию, то есть сообщество, которое было бы лояльно к основным идеям абхазской государственности, абхазского национального проекта? Это одна из ключевых проблем, которая сегодня совершенно не обсуждается, и она не является предметом политических дискуссий. Конечно, я бы спросил о Гальском районе. Как решать проблему интеграции, проблему трансформации лояльности жителей Гальского района? И, конечно, здесь же есть проблемы законности, проблемы собственности. Также вопрос, который носит скорее философский характер, но, тем не менее, имеет непосредственное отношение к политическим процессам – как произвести модернизацию сознания людей? Как сделать так, чтобы мы вписались в глобализационные процессы, но при этом не утратили идентичности? Как решить эту головоломку современного развития? Это те внутриполитические вопросы, на которые сегодня, к сожалению, никто не дает ответы. А они волнуют общество.

Дэмис Поландов: Беслан, вы в числе вопросов выделили много экономических проблем, что естественно – вы экономист. Но ничего не сказали о вопросах, который только что затронул Ираклий. В частности, это вопрос собственности. Вы могли бы сформулировать вопросы на эту тему - отношения к продаже собственности иностранцам, и вообще, гарантии прав собственности. Что бы вы хотели услышать от кандидатов?

Беслан Барателия: Я бы хотел услышать ответы на такие вопросы: как они видят решение вопроса собственности на землю, на недвижимость, поскольку этот рынок в Абхазии закрыт для иностранцев? В то же время мы понимаем, что процессы купли-продажи происходят, и, несмотря на то, что официально рынок закрыт, какие механизмы они собираются использовать, чтобы эти законы работали, и готовы ли они пересмотреть существующие законы и либерализировать рынок земли, рынок недвижимости? Также было бы интересно услышать ответ на вопрос о гарантиях собственности, приобретенной иностранцами, а также о защите национальных предпринимателей. Поскольку, как сказал Ираклий, Абхазия, в принципе, не готова к открытой модели развития и интегрированию в мировую экономику в силу низкой конкурентоспособности. Наше общество волнует проблема выживания национального производителя, национального мелкого и среднего бизнеса в условиях, когда большой приток иностранного капитала может просто поглотить национальный капитал. То есть конкретные вопросы: какие механизмы будут использоваться для того, чтобы сохранить баланс между абхазским и иностранным собственником в Абхазии?

Дэмис Поландов: Ираклий, а что, собственно, с внешней политикой? Я вижу, что кандидаты или потенциальные кандидаты уже дают интервью, и им все время задают вопрос об отношениях с Грузией. Особенно актуальны эти вопросы стали в последние дни в связи с дискуссией, которая разгорелась в Грузии по поводу выступления политолога Мамуки Арешидзе, а затем бывшего президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе, который поддержал предложение рассмотреть вопрос признания независимости Абхазии. Должны ли кандидаты ответить и на эти вопросы? Что делать, как выстраивать отношения с Грузией, как выстраивать отношения с Россией в том числе?

Ираклий Хинтба: Безусловно, эти вопросы имеют принципиальное значение, и поэтому кандидаты должны сказать: грузинский вектор внешней политики все еще актуален? Или, как недавно заявило наше руководство, это направление сегодня не должно занимать наши умы и наши силы. Мне кажется, можно было бы этот вопрос поставить так: связан ли вопрос признания независимости Абхазии с урегулированием конфликта с Грузией? Если да, то что можно сделать в этом направлении? Надо ли проявлять инициативы в плане трансформации грузино-абхазского конфликта? Что касается взаимоотношений с Россией: вопрос, который беспокоит все население – как надо выстраивать асимметричные по определению отношения с Россией, чтобы у общества не было той озабоченности, тех вопросов, которые возникают сегодня? Разговоры о том, что у нас должны быть партнерские отношения, и другая, откровенно говоря, демагогия, мне кажется, не будут удовлетворительными. Здесь можно четко расписать текущее положение дел и откровенно говорить о возможных проблемах, которые связаны с дальнейшей формализацией наших отношений. И конечно, по вопросу взаимодействия с Западом: как мы видим процесс деизоляции Абхазии? Как он должен происходить, какие конкретные механизмы? Что с нашей стороны должно быть сделано для этого, и, вообще, нужна ли нам деизоляция через Запад? Если да, то что для этого надо сделать?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG