Accessibility links

547 дней в плену позади


Стефан и Эрве, а также их переводчик Реза Дин, были захвачены талибами 30 декабря 2009 года, когда вели репортаж из горной провинции Каписа, находящейся в восьмистах километрах к востоку от Кабула

Стефан и Эрве, а также их переводчик Реза Дин, были захвачены талибами 30 декабря 2009 года, когда вели репортаж из горной провинции Каписа, находящейся в восьмистах километрах к востоку от Кабула

ПАРИЖ---Эрве Гескьер и Стефан Тапонье, журналисты французского общественного телеканала «Франс-3», сегодня утром из Афганистана вернулись на родину. Стефан и Эрве, а также их переводчик Реза Дин, были захвачены талибами 30 декабря 2009 года, когда вели репортаж из горной провинции Каписа, находящейся в восьмистах километрах к востоку от Кабула.

Долгое время о судьбе похищенных ничего не было известно, но в январе этого года с обращением к французскому правительству обратился главарь «Аль-Каиды» Усама бин Ладен. Он предложил освободить заложников в обмен на вывод французских войск из Афганистана или же за выкуп, но тогдашний министр обороны, а ныне министр иностранных дел Ален Жюппе заявил что, «Франция выкупа не платит, и войска тоже останутся в Афганистане, но переговоры с талибами по освобождению журналистов идут». И вот наконец-то свершилось: вчера поздно вечером сам президент Франции Николя Саркози сделал заявление о том, что Тапонье и Гескьер находятся на свободе. Сегодня утром на военном аэродроме Виллакубле близ Парижа французских журналистов встречали их семьи, коллеги, а также президент Франции Николя Саркози и французский министр иностранных дел Ален Жюппе.

«От обычных арестантов мы отличались только тем, что арестант считает дни и знает, сколько ему осталось до заветной свободы, а мы со Стефаном тоже считали дни, но не знали, когда этот кошмар закончится», - сказал Эрве Гескьер в аэропорту своим коллегам.

Похищенных журналистов не всегда держали вместе, некоторое время они находились в разных помещениях, вспоминают бывшие заложники.

Слушать


«Восемь месяцев я сидел в «одиночке» и Стефан тоже, но с нами обращались нормально - не били и не угрожали, единственное, они забрали мой дневник, где я описывал все эмоции и переживания, хотя все это было написано на французском языке и они ничего не смогли бы понять. Были ли сложные условия содержания? Да, конечно, были, иногда ми сидели в комнате без окон, или же с заклеенными окнами, нас выпускали на несколько минут для туалета два раза в день - утром и вечером... вот и все», - вспоминает Эрве Гескьер.

«Нам дали радио - и мне, и Эрве. Я слушал РФИ, а Эрве - французскую службу "ВВС". Мы понимали, что за нас переживают люди, и их немало. Перед новым годом к нам пришли талибы и сказали: Стефан, Эрве через три дня вы на самолете вернетесь во Францию, и мы ждали эти три дня очень долго», - добавляет Стефан Тапонье.

Пока журналисты неохотно рассказывают о своем заключении, а для их коллег с телеканала «Франс-3» и родственников самое важное, что они наконец-то на свободе.

«Это просто чудо! Через полтора года они наконец освобождены», – заявила в аэропорту мать Стефана Тапонье.

«Как и кто их освободил - неважно, главное - они уже вернулись», - сказал, в свою очередь, Поль Наон, который занимал должность директора новостных программ «Франс-3» в момент похищения журналистов.
Но надо сказать, на самом деле при каких обстоятельствах репортеры обрели свободу, пока не известно.

XS
SM
MD
LG