Accessibility links

Зачем чеченским следователям фотографии военных?


Митинг против условно-досрочного освобождения Юрия Буданова. Грозный, 25 декабря, 2008 год

Митинг против условно-досрочного освобождения Юрия Буданова. Грозный, 25 декабря, 2008 год

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ---Следователи Чеченской республики пачками отправляют запросы в большую Россию, требуя сведений о военных, проходивших службу на территории Чечни во время так называемой контртеррористической операции.

Запрашивают списочный состав, адреса местожительства в настоящий момент, места работы и даже личные фотографии. Зачем это все понадобилось чеченским следователям? По официальной версии – для расследования уголовных дел. Но для чего в уголовном деле, к примеру, фотография? Может быть, для того, чтобы потерпевшие и свидетели могли опознать личность подозреваемого или другого свидетеля. Для чего адрес? Может, для того, чтобы вызвать повесткой, организовать получение показаний. Может. Но после убийства Буданова и после покушения на другого офицера, тоже служившего в Чечне, через несколько дней после убийства Буданова и в той же Москве, многим людям кажется, что цели сбора информации о военнослужащих совсем другие.

Если говорить прямо, то у многих людей создается впечатление, что информация о лицах, служивших в Чеченской республике, запрашивается для организации заказных убийств этих самых лиц по мотиву мести за совершенные ими преступления против гражданского населения, а иногда и просто за участие в боевых действиях против чеченцев. Нынешние силовики в Чечне – это зачастую те же самые боевики. И они могут мстить за погибших товарищей. Такие подозрения витают в обществе. И по причине этих подозрений запросы чеченских следователей стали активно обсуждаться и связываться с убийством Буданова и с другими случившимися и возможными преступлениями.

Слушать


По мнению официального Грозного, - это обычные процессуальные действия в рамках возбужденных уголовных дел и в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации. Такие комментарии, конечно же, ничего не объясняют и никого не успокаивают. Россияне волнуются. Но волнения не выльются ни в какие конкретные действия. Похоже, россияне, за исключением разве что футбольных фанатов, способны только на болтовню в Интернете. Так называемые русские националисты – полукремлевский проект для контролируемого выпуска пара. Реальных механизмов общественного контроля над органами правопорядка в России нет. Единственная власть в России – это мистер Путин. От мистера Путина чеченские власти имеют полный карт-бланш делать все что угодно в Чечне и за ее пределами. Поэтому, если чеченские следователи, расследуя дела, выходят за рамки своих полномочий, – никаких последствий для них не будет. И даже если они передают информацию другим структурам для организации внесудебного и внеправового возмездия, проще говоря, убийств, то и это сойдет с рук.

Другое дело, что вызвавшие так много шума запросы следователей совершенно не эффективны в плане получения информации. Получатели запросов стараются на них не отвечать, либо отвечать отписками. Иногда, опасаясь, что это какой-то странный метод, и что намерения чеченских коллег не вполне согласуются с законом, а чаще - просто из лени и безалаберности. Поэтому если что и спасет военных от внесудебных расправ, так это тихий саботаж российских правоохранителей. Но если расправа действительно должна состояться, то организаторы преступлений обойдутся без официальных запросов. Нужную информацию купят. Увы, это в России всегда наиболее эффективный способ.

Мое личное отношение к происходящему простое: все должно быть по закону. Уголовные дела должны быть расследованы. Виновные в преступлениях против гражданского населения должны быть установлены и наказаны. Но судом, по закону, а не киллером, по найму. Иначе стирается грань между преступниками и правосудием.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG