Accessibility links

В потаённых уголках израненного постсоветского сознания Грузии окончательно сформировался императив «Долой язык врага!». Младое племя тбилисских реформаторов разложило на составляющие этимологическую природу русской речи. Язык «диких орд Севера» опознан, наконец, как носитель хаоса и невежества. История продвижения России и русского языка в Грузии - это летопись «национальной катастрофы», а 200-летний период развития (читай, деградации) - бесцельно прожитая часть собственной истории (читай, антиистории).

Вот-вот в обоснование этого тезиса будут предприняты десятки «высоконаучных» исторических и лингвистических изысканий. «С глаз долой, из сердца вон!» – на полях идеологических баталий уже зазвучали первые залпы. «Не называйте нас Грузией! С завтрашнего дня мы... Джорджия!» – такие предложения должны, видимо, нейтрализовать разрушительное воздействие русского языка на великую и древнюю культуру Сакартвело. Мировое сообщество, по замыслу грузинских чиновников обязано прочувствовать в полной мере серьезность проблемы, поскольку употребление чуждых по духу этнонимов способно отравить миазмами рабства свободное общество и нанести непоправимый ущерб демократическому развитию страну.

Пока мировое сообщество переваривает очередное чудачество тбилисского руководства, само свободное общество исподволь готовится к тому, чтобы, испльзуя библейскую лексику, «изблевать» язык «северных гуннов» из памяти народной. Доктор исторических наук Ладо Хведелидзе с прискорбием отмечает, что изгнание русского слова – мера вынужденная, фатально неизбежная, поскольку «...перспектив для владеющих русским языком в мире нет», «Россия со своим языком плетётся в арьергарде мировой цивилизации». Сама история поставила перед народом сверхзадачу вырваться «из русского полуфеодализма» и сделать это как можно раньше. Именно для этого необходимо «быстрее избавляться и от русского языка».

Таким образом, язык становится своего рода кодом, способным хранить и передавать свойства испорченной крови, разносить вирусы недолюдей и недонаций. После таких откровений рука невольно взлетает в приветственном жесте: «Хайль, партайгеноссе Ладо!» Да, «дружище» Ладо, «русскость» - это духовная чума – болезнь, которая вопреки всем Божеским и человеческим законам исказила Божий замысел о Грузии (пардон, о Джорджии!). И вот пришла пора выздоравливать! Видимо, прав был ваш славный предтеча Константин Гамсахурдия, который пользовался русским языком исключительно для общения со своей собакой!

Но меня в этой связи интересует ещё один вопрос. Как же теперь развивать отношения с «братским» осетинским народом, в непреодолимой любви к которому раз за разом клянется Тбилиси? В Цхинвале, как раз наоборот, «вражескому» средству коммуникации почти придан статус государственного, и потому не вполне ясно, на каком языке собираются общаться с осетинами собиратели грузинских земель? Видимо, есть расчет, что сами «младшие братья» из Цхинвальского региона осознают «бесперспективность» генетически дефектного языка и заговорят на божественном джорджийском наречии.

Предпосылки для такой метаморфозы есть. Вот министр образования Грузии (пардон, Джорджии!) Дмитрий Шашкин говорит, что в некоторых школах будут закрыты так называемые русские сектора. Но это отнюдь не волюнтаризм правительства, а тоже вынужденный шаг. Закрыты они будут по инициативе самих родителей и учащихся, которые «приняли решение продолжать образование на грузинском языке». Речь, надо полагать, идет о русскоязычных детях и их родителях. Они, наконец, осознали, сколь опасно погружаться в языковую среду, сформированную демонами рабства и закрепощения. То же самое предстоит и осетинам.
Не помните, где-то это уже было: реформа полиции и борьба с "чуждым" языком!?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG