Accessibility links

Как страну назовешь...


Если бы руководство страны, без оглядки на кого бы то ни было, просто узаконило название «Сакартвело», - это было бы красиво, благородно, понятно. Примут это название другие страны или нет – какая разница?

Если бы руководство страны, без оглядки на кого бы то ни было, просто узаконило название «Сакартвело», - это было бы красиво, благородно, понятно. Примут это название другие страны или нет – какая разница?

СУХУМИ—Недавно, после призыва грузинских властей к дружественной Японии именовать отныне Грузию на американский манер Джорджией, японцы промолчали, но зато положительный отклик неожиданно прозвучал со стороны соседней с ними Южной Кореи. Это вызвало в СМИ очередной всплеск комментариев по поводу упорного стремления Тбилиси отделаться от «колониального» названия своей страны, которым пользуются ныне, в основном, в мире. В том числе иронических комментариев.

Удивительно, но даже постоянный автор «Эхо Кавказа» Владимир Голышев не удержался, чтобы не поерничать. Это было на днях в его публикации «Дурость родины чужой» под рубрикой «Взгляд из Киева»:
«Это довольно недальновидное решение. Раз пошла такая пьянка, надо продвигать двойное название Джорджия-Хорхия! Ведь новая метрополия, зависимость от которой тбилисские государственные мужи стремятся подчеркнуть, семимильными шагами движется к двуязычию. Не за горами тот день, когда испанский станет в США вровень с английским. Что ж тогда, опять переименовывать?»

Но затем Владимир Голышев подчеркивает, что «идея переименования сама по себе хороша. И подходящее название есть. Если бы руководство страны, без оглядки на кого бы то ни было, просто узаконило название «Сакартвело», - это было бы красиво, благородно, понятно. Примут это название другие страны или нет – какая разница? (Жителей Дойчланд, например, не волнует, что русские называют их страну «Германией», а их самих «немцами». Уверенный в себе народ на такие мелочи внимания не обращает.) В этом случае название «Грузия», с которым у маленькой закавказской страны связаны два прекрасных и трагических века, достойно ушло бы в историю».

Какая-то тут логическая нестыковка. Да, немцы называют свою страну «Дойчланд», и их совершенно не нервирует, что русские именуют ее «Германия», некоторые другие народы – «Алемания» и т. д. Но называют они ее так на родном языке, а при переводе немецкого текста, скажем, на русский слово «Дойчланд» в нем естественным образом превращается в «Германия». Но так ведь и грузины называют – на грузинском – свою страну «Сакартвело»! Мало того, в позднесоветские годы бывшее государственное информагентство «Грузинформ» было переименовано в «Сакинформ» и фигурировало так и в русских текстах. Но какой смысл был бы в том, если б сейчас во всех, допустим, русских текстах, написанных в Грузии, слово «Грузия» заменили на «Сакартвело»? В ситуации, когда в России и других странах продолжали бы именовать эту страну по-прежнему, нововведение породило бы только разнобой и путаницу. Вот почему, кстати, подобное предложение, позвучавшее в грузинском парламенте больше двадцати лет назад, в 1990-м, так и не воплотилось в жизнь.

Как страну назовешь...


А вот употребленное Владимиром слово «закавказская», мне кажется, давно пора заменять говорящим на русском, в том числе и в России, словом «южнокавказская». А то ведь получается какой-то географический эгоцентризм, навязывание всему миру своего, со стороны Москвы, взгляда на Кавказ. В том числе почему-то и мы, жители Южного Кавказа, должны, получается, смотреть на себя будто вывернув шею, из-за Главного Кавказского хребта…

Но вернемся к нашей основной теме. Помнится, как два десятка лет назад, в период распада СССР, во многих московских СМИ прокатилась волна переименований: Таллин стал фигурировать как Таллинн, Молдавия как Молдова, Белоруссия как Беларусь, Киргизия как Кыргызстан…

Политический подтекст был налицо: настоятельное требование соответствующих новых суверенных государств. Но потом эта волна схлынула – даже до самых толерантных россиян стало доходить, что не стоит так прогибаться. В самом деле, где логика: тогда и Париж надо по-русски называть Пари, как делают это французы, и Рим – Рома, и Польшу – Польска, и Финляндию – Суоми, и Литву – Летува… Но как сложилось в русском языке (и других) задолго до нашего рождения, так и сложилось. Кстати, иной раз сосуществовали и сосуществуют разные варианты: Туркмения и Туркменистан. Но это сложилось давно и само собой.

Это я не к тому, что никаких переименований в данной области не может и не должно быть. В конце концов, происходящее складывается в историю на наших глазах. В последние десятилетия Берег Слоновой Кости превратился в Кот-д'Ивуар, Бирма в Мьянму, Камбоджа в Кампучию, а затем снова в Камбоджу… В России же, по моим наблюдениям, Башкортостан в языке СМИ и даже разговорном уже почти вытеснил Башкирию, двойное название Саха-Якутия – Якутию… Почему именно так, в отличие от Молдовы с Беларусью? Думаю, дело в том, что внутрироссийские переименования закреплены в российских официальных документах и дублируются в СМИ, в то время как принятое в Кишиневе, Минске и т. д. для Москвы, понятное дело, не указ.

Интересное совпадение: одновременно с обсуждением в СМИ попыток Грузии превратиться для большинства стран мирового сообщества в Джорджию, 4 июля, на сайте «Абхазия.оrg» было размещено начало большой работы авторского коллектива из трех человек под названием «Доктрина абхазского государства и общества (доктрина Апсны)». Там, в частности, написано: «Как известно, название страны «Абхазия» и этноним «абхазы» перешли в русский язык от искаженного грузинского произношения древнеабхазского «Абазгия» и «абазг». По известным причинам, связанным с нашей непростой историей, в мире утвердилось именно такое название нашей страны – «Абхазия». Однако мы сами называем свою страну «Апсны». В то же время, в соответствии со ст. 1 Главы 1 «Основы конституционного строя» Конституции РА: «наименования Республика Абхазия и Апсны равнозначны». Таким образом, основной закон страны позволяет с полным правом использовать оба наименования. По нашему мнению, двойственность именования страны – «Абхазия» и «Апсны», когда первое носит скорее «внешний» характер, а второе – «внутренний», неверна. Мы считаем, что название «Апсны» точнее и глубже отражает историю возникновения нашей страны, ее самобытность, борьбу за свою свободу, и убеждены, что надо вести работу по приданию самоназвания нашего государства также и международного значения».

Бросается в глаза схожесть одного из мотивов, звучащих среди поборников переименований и в Сухуме, и Тбилиси. Ведь и в Грузии многим не по душе именно то, что в мире общепринята версия названия их страны, получившая распространение «через язык оккупантов» (от персидского «гурджи»). При этом, разумеется, в Сухуме подобный вопрос поднимается не впервые. Еще 23 июля 1992 года, когда на заседании Верховного Совета были утверждены название и символика государства, приняты другие важнейшие решения, депутат Валерий Кварчия (он и сейчас – парламентарий) предложил поменять название «Республика Абхазия» на «Республика Апсны», но председатель ВС Владислав Ардзинба не стал ставить этот вопрос на голосование, кратко объяснив: «Во всем мире Абхазию знают как Абхазию». Думаю, в подтексте было: «До того ли нам сейчас?» Действительно, если вспомнить сегодня тот тяжелейший путь, который пришлось пройти Абхазии за минувшие 19 лет!..

В принципе, это, конечно, идеальный вариант, когда страну в мире именуют так же, как называют ее коренные жители этой страны. Но не это, во-первых, для них чаще всего самое важное. Во-вторых, сложность тут в том, что надо договариваться с каждой из двух сотен существующих в мире стран. В-третьих, многим не хочется отказываться от привычного, устоявшегося «бренда». Новый зачастую продвигать совсем непросто. У меня из памяти не идет, например, телепередача на одном из советских телеканалов в 80-е годы, где высмеивались всякие присланные в редакцию нелепые предметы. И вот среди них оказался полиэтиленовый пакет с крупной надписью «Апсны». Прислал его, видно, кто-то из курортников, отдыхавший в Абхазии. И ни одного человека не нашлось при подготовке передачи, кто «был бы в курсе», что это не опечатка какая-то…

Вместе с тем люди, которые «хотят всего и сразу», конечно, были, есть и будут. Как и вообще увлекающиеся переименованиями. Лет пятнадцать назад редакции выходивших в Абхазии газет одолевал один автор, который настаивал в своей статье на необходимости переименовать Сухум в город Амра (по-абхазски – солнце), а Новый Афон – в город Амза (луна). Ведь это же гораздо красивее звучит, доказывал он, взято из нашего языка, а не привнесено откуда-то, и вообще – «как корабль назовешь, так он и поплывет». Эх, если б и впрямь так было, люди на всей планете, наверное, кинулись бы переименовывать свои города, веси и страны в нечто такое: Изумрудный город, село Бриллиантовое, поселок Богатый, Бескризисная Республика, Королевство Счастья и так далее.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG