Accessibility links

В последние несколько дней Грузию сотрясают настоящие религиозные страсти. Причиной или поводом для этого стало половинчатое и, в общем, безобидное решение парламента страны, предусматривающее, что религиозные группы, действующие в стране, смогут поднять свой статус с уровня частного предприятия (скажем, ресторана) до статуса юридического лица – к примеру, средней школы или детского садика.

При этом негодование демонстративно верующих граждан не находит никакого логического объяснения – понятно, что «правоверные не нуждаются в мышлении, правоверие – состояние бессознательное», но не до такой же степени! В ответ на прямо поставленный вопрос – а чем статус детского садика может помешать Грузинской православной церкви, имеющей конституционное соглашение с государством и 40 млн. лари помощи из карманов налогоплательщиков ежегодно? - не слышно никаких вразумительных объяснений.

Ответы – чрезвычайно неубедительны.

Первый: если уступили это, то могут уступить и другое – к примеру, церкви, на которые претендуют армяне. Действительно, могут уступить. А могут и не уступить. В любом случае к регистрации в Публичном реестре это не имеет никакого отношения.

Аргумент второй: статус церквей выравнивается. Во-первых, чушь полная, поскольку у ГПЦ – конституционное соглашение с правительством. Во-вторых, церковь, претендующая на роль истины в последней инстанции на отдельно взятой территории, могла бы чувствовать себя поувереннее. Откуда такие страхи в отношении армян, католиков и баптистов, которые не ведут в Грузии никакой миссионерской деятельности?

Ну и третий (совсем уж смехотворный): патриарха обидели. Что ж, возможно и обидели, но он вроде бы уже далеко не мальчик, мог бы воспринимать личные обиды так, как этому учит христианство – спокойно и со смирением, «ибо не ведают они, что творят».

Однако вышло все иначе – безобидное решение вызвало настоящий священный огонь со стороны Грузинской православной церкви. Как и следовало ожидать, в продолжение этого заколыхались и «истинно верующие». Быдло, готовое четвертовать любого, на кого им укажут, не церемонясь и не разбираясь что же все-таки случилось, занялось привычным для себя делом – раздуло истерику, что «власти борются с православием», «у нас отбирают Бога», и т.д. А всего-то навсего – подняли статус с ресторана до детского садика…

Лично я убежден в том, что злосчастный документ – это всего лишь повод. Причина же состоит в том, что ГПЦ уже давно точит зуб на нынешние власти.

Возникает естественный вопрос – почему, откуда такой антагонизм? Грузинская православная церковь, как и ее единоверная сестра РПЦ, никогда не отличалась особой разборчивостью в связях – иерархи ГПЦ взасос целовались с нашими незабвенными ворами в законе, бандитами-беспредельщиками, коррумпированными чиновниками, ментами-наркоторговцами, и т.д. Почему вдруг сейчас все изменилось?

На мой взгляд, дело в том, что все вышеуказанные мерзавцы могли грабить, убивать, продавать наркоту, похищать людей, но всегда признавали верховенство церкви – говорили нужные слова, целовали ручки, ругали армян, ненавидели католиков, презирали бездуховный Запад, словом делали все то, что должен делать истинный ГРУЗЫН. Неважно, что их вера была ближе к языческому культу – это тот случай, когда форма намного важнее содержания.

Грузинской православной церкви проще иметь дело с людьми архаичными, упершимися в глупые местечковые традиции, ценности которых умещаются в нехитрый список: родственники – дяди-тети-крестные-традиции-застолье- церковь-лозунги-тосты- «Отчизна, язык, вера». Такой грузиноид (не буду называть их грузинами) по своей натуре ксенофоб - он боится всех, кто не похож на него, кто не говорит тостов за братьев-сестер-дедушек-бабушек и не считает ГПЦ вершиной мироздания. Грузинская церковь сама культивирует такую низкопробную ксенофобию, объясняя своей зомбированной пастве, как армяне, католики, мусульмане, баптисты, иеговисты, турки, китайцы, гомосексуалисты мечтают покорить Грузию и лишить ее собственной идентичности.

Вот такой, ущербный, неуверенный в себе, недолюбливающий всех вокруг типаж и есть идеал, который стремится внедрить Грузинская православная церковь. Естественно, что эта убогая модель приходит в противоречие с тем, что происходит в Грузии последние 20 лет. Крах традиционной модели существования, мифов, некогда воспринимавшихся нашими людьми как нечто незыблемое, не мог не сказаться и на церкви. Медленно, но неуклонно в Грузии становится все больше людей, не считающих, что авторитет Патриарха Ильи Второго – достаточное основание для того, чтобы перестать мыслить своей головой. Таких людей сегодня мало, но они впервые за 1600 грузинского христианства стали заметной силой в грузинском обществе. И это только начало – если процесс начнется, то его уже не остановить ничем.

В этом истинный смысл противоречий между государством и ГПЦ. Все остальное – только повод, не более этого.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG