Accessibility links

Переговоры о мире


Цель диалога - снизить накал противостояния, уже давно сложившегося в формат вооруженного конфликта между двумя основными течениями в дагестанском исламе

Цель диалога - снизить накал противостояния, уже давно сложившегося в формат вооруженного конфликта между двумя основными течениями в дагестанском исламе

В Дагестане при участии руководства республики предпринимаются усилия, направленные на развитие переговорного процесса, который ни шатко ни валко ведут в республике представители двух враждующих направлений ислама. Перспективы этого диалога неясны. Многие эксперты сомневаются в том, что у него есть внятное будущее.

В состав Общественной палаты республики Дагестан на днях вошли влиятельные участники совета республиканского диалога «Путь к миру и согласию». Цель диалога - снизить накал противостояния, уже давно сложившегося в формат вооруженного конфликта между двумя основными течениями в дагестанском исламе.

Первое заседание совета республиканского диалога состоялось в Махачкале более трех месяцев назад, в нем участвовали лидеры двенадцати общественных организаций, деятели науки, а также представители различных направлений современного дагестанского ислама.

Нарду с последователями суфизма, приверженцы которого возглавляют Духовное управление мусульман Дагестана, присутствовали и представители других исламских течений. Цель переговоров – найти точки соприкосновения между двумя направлениями в исламе и попытаться выработать формулу, которая помогла бы снизить накал противостояния между властями и «лесными братьями».

Большинство приверженцев так называемого чистого ислама ушли в леса и горы, чтобы с оружием в руках утверждать собственные нормы жизни. Это течение принято называть салафизмом. Переговорный процесс начался при участии республиканской власти - казалось бы, начало положено. Самая густонаселенная республика Северного Кавказа, не говоря о том, что она еще и самая многонациональная, устала от длящегося годами противостояния.

Слушать


Однако, несмотря на достаточно представительный состав комиссии по примирению, в которую входят видные религиозные деятели и политики, успех данного предприятия отнюдь не гарантирован. Сторонники традиционного ислама или суфизма называют недавнее громкое убийство ректора института теологии Республики Дагестан Максуда Садыкова попыткой сорвать процесс примирения. Не уверен, что это так: да, Садыков был основателем данного, единственного на Северном Кавказе, вуза, в стенах которого студенты получали религиозное и светское образование, однако покойный ректор Садыков не был настолько влиятельным в исламских кругах, чтобы его насильственная смерть сорвала бы процесс примирения. Помешать примирению могут несколько других серьезных факторов. Угрозу срыва переговоров создают не только силовые инциденты, но и то обстоятельство, что у переговорного процесса нет четкой программы, дорожной карты. Как я уже упомянул, в конце июня был сформирован новый состав общественной палаты Дагестана, однако какие задачи перед ним поставлены, какова конкретная программа участия этого органа в миротворческом процессе, остается загадкой.

В Республике Дагестан почти миллион мусульман, которые не относят себя ни к суфистам, ни к салафитам, и начатый диалог между исламскими структурами -Духовным управлением мусульман Дагестана и салафитами - оставляет за бортом большой пласт ислама. Многие регионы Южного Дагестана и имамы их мечетей не примыкают ни к одному из направлений, при этом за каждым из этих имамов поддержка общины, которую нельзя исключать из диалога. Также не следует списывать со счетов так называемые шариатские села, слабо контролируемые республиканской властью. Одна из причин их появления - нежелание органов власти местного самоуправления думать о серьезных проблемах, с которыми сталкивается молодежь, таких как безработица или земельные вопросы.

У салафитов же свои претензии к властям, и их список очень обширен. Главное радикальное и очень общее обвинение – власть основана не на шариате, а на светском законодательстве, которое отражает не волю Аллаха, а человеческий произвол, следовательно, на государственном уровне слово Аллаха отрицается. Неверие, согласно салафитской доктрине, карается смертью. Но это доктринальная основа салафизма, которую в процессе диалога можно было бы обойти, если бы обе стороны реально нуждались хотя бы во временном перемирии.

Гораздо более конкретны претензии приверженцев чистого ислама к силовикам. Полиция и спецслужбы зачастую преследуют молодых людей только из-за религиозных убеждений. Внешний вид и одежда человека - борода, короткие брюки, хиджаб у женщин - дают основание говорить о его салафитских убеждениях.

Бытует мнение, что в республике существует дискриминация салафитов при приеме на работу, кроме того, обновленцы предлагают отменить или заморозить закон Республики Дагестан о запрете ваххабитской деятельности, как противоречащий, по их мнению, конституции России и ущемляющий права религиозной группы.

В то, что диалог даст результаты в республике, верят далеко не все. К примеру, Хаджимурат Камалов, учредитель газеты «Черновик» и ОАО «Свобода слова», уверен, что суфизм и радикальный ислам принципиально непримиримы, их разделяет несколько столетий вражды. А общественный деятель и публицист Абдурашит Саидов считает, что о примирении на Кавказе можно будет говорить только тогда, когда российские военные, виновные в гибели невинных людей, понесут заслуженное наказание.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG