Accessibility links

«Дверь мы не открывали, но они ее спилили»


Наблюдатели считают серьезным нарушением не столько факт выселения людей, сколько попытку переселить их в те районы, где нет никакой работы или иных средств к существованию

Наблюдатели считают серьезным нарушением не столько факт выселения людей, сколько попытку переселить их в те районы, где нет никакой работы или иных средств к существованию

ТБИЛИСИ--Сегодня началась очередная волна выселения беженцев из Абхазии из мест компактного проживания. В первой половине дня тбилисская полиция выселила людей из детского сада в микрорайоне Варкетили, из православной гимназии-пансионата на улице Узнадзе, из здания инфекционной больницы в районе Сабуртало и из здания одного из частных колледжей. Выселение прошло без эксцессов из здания гимназии, а в детском саду и инфекционной больнице вспыхнули конфликты между беженцами и представителями правоохранительных органов.

Выселение из здания детского сада в Варкетили началось в шесть часов утра. Как рассказывают сами беженцы, к этому времени полиция оцепила здание и последующие два часа уговаривала людей выйти из детского сада. Однако члены 20 семей беженцев ждали полицию со вчерашнего дня и были готовы, что называется, «к бою»: они забаррикадировали вход, а сами всю ночь провели в коридоре, расстелив на цементном полу матрасы. Рассказывает беженка из Гагры Тамара Малазония:

«Дверь мы не открывали, но они ее спилили. Был ужас: мы плакали, кричали во весь голос, но ничего нас не спасло. Они все равно вошли!»

Тем не менее беженцы во время выселения не винили полицию и не вступали с ней в конфликт:

«К полиции лично у меня претензий нет. Они выполняют свою работу. Они никого не тронули, не побили. У меня есть претензии к Субелиани и его Министерству по делам беженцев», - говорит Тамара Малазония.

Наблюдатели от Коалиции неправительственных организаций в защиту беженцев Отар Иоселиани и Лела Гуледани подтверждают, что во время выселения полиция обошлась без применения силы:

«Насилия не было, единственная претензия – туда не пускали журналистов. Если мы считаем себя демократическим обществом, то все должно быть максимально прозрачным. Членов Европейской миссии наблюдателей они с самого начала не впускали. Это было около восьми утра, но потом пришел Валерий Копалеишвили из Министерства по делам беженцев, и они вместе вошли в здание».

Слушать


Наблюдатели считают серьезным нарушением не столько факт выселения людей, сколько попытку переселить их в те районы, где нет никакой работы или иных средств к существованию. Сами беженцы тоже не соглашались селиться в селах регионов Кахетии и Самегрело - Земо Сванетии. Некоторые из них даже отказывались грузить вещи в машины, которые предоставило им государство для транспортировки вещей. Согнувшись под тяжестью тяжелых сумок, они пешком шли под июльским солнцем к остановкам автобусов. Беженец Георгий Гулия говорит, что ни за что не поедет в предоставляемые министерством места расселения:

«В поселения смысла нет ехать. Там жить невозможно». - «А здесь вы чем занимались?» - «Работали, как могли. Я на стройке работал. Ну, где работал, там и продолжу, если смогу здесь жилье найти».

Женщина: Они грузят мои вещи в самосвал. Я спрашиваю: куда везете? Они говорят: куда скажете, туда и повезем. Это нормально? Куда везти? Ну, куда?»

Мужчина: «К родственникам пойду, а что делать? Вот ребенок у меня: еды нет, денег нет. Что нам делать?»

Еще в прошлом году, когда прокатилась первая волна выселений, беженцы из детсада направили заявление в мэрию Тбилиси с просьбой передать им в собственность или долгосрочное пользование занимаемое здание. У них имелся официальный ответ из Агентства по управлению недвижимости, в котором подтверждалось, что здание детского сада является собственностью Министерства экономики и находится на балансе мэрии Тбилиси. Ни министерство, ни ведомство не возражали, чтобы здание было передано в собственность беженцам. Оговаривалось лишь одно условие: должно дать согласие Министерство по делам беженцев и внутренне перемещенных лиц. Но в министерстве почему-то решили, что беженцев из Абхазии следует отправить в отдаленные села.

Еще в феврале в Министерстве по делам беженцев заверяли корреспондентов Радио «Эхо Кавказа», что больше выселений из Тбилиси не будет. Однако, как говорят наблюдатели от Коалиции НПО в защиту беженцев, в августе ожидается еще одна волна выселений, в результате чего министерство освободит еще 15 центров компактного поселения:

«Всего в Тбилиси было до 370 объектов, где проживали беженцы, из них 40 уже переданы в частную собственность беженцам, 30 – в стадии обсуждения, а об остальных 300 ничего не известно, и там может произойти все, что угодно», - говорит Отар Иоселиани, который представляет НПО экономических экспертов. Его коллега Лела Гуледани указывает на то, что расселение происходит с нарушениями Стратегии решения проблем внутренне перемещенных лиц, которую утвердило правительство:

«В Стратегии написано, что в течение двух месяцев со дня ее опубликования беженцы и общественность будут знать, какие объекты передаются в частную собственность. Однако до сих пор списков этих объектов нет», - говорит Лела Гуледани.

В Стратегии есть и другие недостатки: во-первых, не учтено то, что многие беженцы почти 20 лет живут в Тбилиси, и переезд для них означает разрыв прежних социальных связей и потерю работы. А во-вторых, нет четких сроков реализации действий правительства по расселению беженцев, ремонту жилья и выдаче компенсаций.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG