Accessibility links

ТБИЛИСИ--Дело обвиняемых в шпионаже фотокорреспондентов остается главной темой грузинских СМИ. В признательных показаниях фотографа «Алия Холдинга» и МИДа Грузии Георгия Абдаладзе журналисты обнаружили множество противоречий.

«Абдаладзе в Цхинвали отправил я», - пишет Звиад Гурули, журналист газеты «Квирис палитра». В своей статье он указывает на пять несоответствий в показаниях Георгия Абдаладзе. В первую очередь это дата его «вербовки».

Напомним: по словам Георгия Абдаладзе, российские спецслужбы завербовали его в 2002 году, когда он, работая корреспондентом газеты «Квирис палитра», поехал в командировку в Эргнети. Как пишет Звиад Гурули, Абдаладзе вместе с его сотрудником действительно был задержан в Эргнети, но только в 2000 году. И доказательством тому служат публикации того времени, в которых фотограф описывает тяжелые условия пребывания в цхинвальской тюрьме.

Звиад Гурули ставит под сомнение еще одну деталь в показаниях фотографа. Абдаладзе рассказал, что российские офицеры выложили перед ним фотографии его матери и братьев, которые в тот период находились в Кутаиси, и угрожали их ликвидировать. Гурули уверен, что за одну ночь сотрудники осетинских спецслужб никак не могли попасть на контролируемую грузинской стороной территорию, найти родственников в Кутаиси и тайно сфотографировать их.

«Единственный шанс сделать фотографии близких Абдаладзе был в случае, если бы они (представители югоосетинских спецслужб) знали о его приезде в Эргнети за несколько дней. А сообщить об этом мог только я. Так что приходите господа, я тоже шпион», - пишет Звиад Гурули.

Слушать


Еще одно противоречие, обнаруженное журналистом, - это дата начала сотрудничества Абдаладзе с партией Игоря Гиоргадзе. Оно, утверждает фотограф, началось спустя год после его ареста в Цхинвали. По словам Абдаладзе, именно в тот период он и попал в офис партии на улице Перовской. Таким образом, это должно было произойти или в 2001 году (если учесть, что Абдаладзе на самом деле задержали в 2000-м) или в 2003 году (если доверять его признательным показаниям). Но, как пишет Гурули, в действительности партия Гиоргадзе арендовала офис на Перовской лишь в 2005 году.

Статью, в которой рассматриваются похожие противоречия, публикует и газета «Квела Сиахле». «Парадоксально, но чем больше времени проходит, тем более необъяснимым становится дело фотографов», - с этих слов начинается статья под названием «Момент истины». Ее автор, Заал Анджапаридзе, сомневается в правдивости показаний Абдаладзе, анализируя признание фотографа в том, что по заданию другого обвиняемого, Зураба Курцикидзе, он делал фотографии и стенограммы встреч первых лиц страны:

«Во-первых, для стенограммы нужны специальные навыки. Во-вторых, фотографы присутствуют лишь на открытой части встреч, на которых ничего важного и интересного для разведки не происходит. На закрытую часть фотографов не допускают, а если и допускают, то только под присмотром служб безопасности, и в таких случаях, естественно, возможность делать стенограммы фотографам никто не предоставляет».

Параллельно с «разбором полетов» многие грузинские издания откликнулись и на заявления министра иностранных дел Грузии Григола Вашадзе, который поинтересовался, извинятся ли представители так называемой прессы перед правоохранителями, когда в суде будут представлены все доказательства вины обвиняемых?

В ответ на это грузинские СМИ публикуют комментарии участников акций в поддержку фоторепортеров, которые ежедневно проходят в Тбилиси. Среди них и Димитри Тикарадзе, который заявил, что журналисты не требуют ничего такого, из-за чего им пришлось бы извиняться. Тикарадзе уверен, что, наоборот, извиняться придется Вашадзе после того, как время все расставит по своим местам.
XS
SM
MD
LG