Accessibility links

Журналистика и шпионаж


Когда власти Грузии объявили об аресте четырех фотографов по обвинению в шпионаже, то первой мыслью было – циклопа потянуло на сладости

Когда власти Грузии объявили об аресте четырех фотографов по обвинению в шпионаже, то первой мыслью было – циклопа потянуло на сладости

ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ--Власть любит журналистов. Если признать власть гомеровским циклопом, а человеческое сообщество – его ежедневным рационом, то журналисты в этом меню будут самым лакомым кусочком, праздничным деликатесом. Все знают об этой безответной любви власти к журналистам, поэтому, когда журналистов арестовывают, все, особенно товарищи по корпорации, вполне закономерно начинают обвинять власть в излишней прожорливости и сведении счетов. Это касается любых режимов и любых журналистов.

Когда власти Грузии объявили об аресте четырех фотографов по обвинению в шпионаже, то первой мыслью было – циклопа потянуло на сладости. Мы уже привыкли к тому, что журналистов арестовывают по политическим мотивам, предъявляют ложные обвинения и судят неправым судом. Привычка, как говорил Блаженный Августин, – вторая натура.

Однако привычка привычкой, но предположение, что журналисты могут подрабатывать шпионами, не сказать, что такое уж безумное. Все возможно. И журналисты, и шпионы по большей части работают с информацией, заинтересованы в источниках достоверных сведений и способны к аналитической деятельности. Только с публикациями у них получается по-разному. Точнее говоря, у журналистов они есть, а у шпионов – нет.

История знает немало случаев успешного совмещения двух профессий. Достаточно вспомнить хрестоматийный случай Рихарда Зорге – немецкого журналиста, работавшего в Японии на советскую разведку. Или менее хрестоматийный случай Леонида Колосова, работавшего сначала от КГБ журналистом в Италии, а затем переключившимся на травлю советских диссидентов. К числу журналистов, совмещавших свою работу с разведывательной деятельностью, относят Яна Флеминга, Сомерсета Моэма, Грэма Грина, Кима Филби, Ричарда Хьюза. Весьма вероятно, что на самом деле их гораздо больше, особенно в странах, где нет свободы печати.

Слушать


Насколько действительно замешаны в шпионских делах грузинские фотографы, сейчас сказать трудно. Реакция официальной Москвы на эти аресты легко прогнозируема и объяснима. Независимо от того, провал это московских агентов или нет, арест журналистов всегда можно представить как преследование независимой прессы. С другой стороны, интенсивность разведывательной деятельности России и Грузии друг против друга сейчас настолько велика, что удивляться ничему не приходится.

В любом случае грузинская контрразведка задела чувствительную струну общественного внимания. К судебному процессу по делу грузинских фотографов будет приковано внимание во многих странах. Если дело высосано из пальца, то у грузинской демократии возникнут большие проблемы. Уже сделанные арестованными признания собственной вины выглядят убедительно, но для обвинительного приговора этого недостаточно.

Демократические институты Грузии сейчас только завоевывают международную репутацию. По тому, как будет проходить суд, насколько он будет открыт для публики и журналистов, насколько будут защищены в суде права подсудимых, все будут судить о современном грузинском правосудии. В том числе и те, кто не имеет сейчас ясного представления о виновности или невиновности обвиняемых в шпионаже журналистов.

Надо полагать, грузинские власти понимали, на какой шаг идут, арестовывая журналистов. И насколько безупречными должны быть доказательства обвинения. Потому что все знают, что журналисты – самый лакомый кусочек для циклопа власти.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG