Accessibility links

ПРАГА--Как всегда, по пятницам наша рубрика «Гость недели». Сегодня наш гость - грузинский актер и художник Гуга Котетишвили. С ним беседовала Кети Бочоришвили.

Кети Бочоришвили: Гуга, если в поисковой системе в Интернете набрать ваши имя и фамилию, она выбрасывает информацию о том, что вы художник, режиссер и артист. А вы сами кем себя считаете в первую очередь? По призванию.

Гуга Котетишвили: Художником. Режиссер - это неверно, потому что я не режиссер, я сыграл в одном фильме. Это была первая попытка и удачная, надо сказать.

Кети Бочоришвили: Фильм «Прогульщики» режиссера Левана Когуашвили, если я не ошибаюсь, получил признание на нескольких кинофестивалях. Там вы сыграли наркомана со стажем, причем, очень убедительно, как говорят многие критики. Что помогло вам вжиться в этот образ? Не то ли, что эта проблема очень остро стоит в Грузии, и наблюдать за людьми, которые имеют несчастье страдать от этой болезни, в общем, не составляет большого труда.

Слушать


Гуга Котетишвили: Да, эта проблема стояла и стоит, но намного острее, я думаю, сейчас. Вы знаете, улица, где мы росли, это все знакомо. В фильме Левана я немного изменил текст: слова, жаргон, которые казались неубедительными иногда, несмотря на то, что сценарий был хороший. Он дал мне возможность своими словами говорить, чтобы не было фальши. Сейчас часто в грузинских фильмах звучат какие-то фальшивые диалоги. Но тут была свобода, может, потому, что я не актер, играл в первый раз, я сам не знаю, как играл, как себя настраивал. Все происходило прямо в кадре, заранее не готовилось. Наверное, профессиональный актер готовится, входит в образ. А у нас все было экспромтом, все эти переживания, все происходило прямо в кадре. Так что мне сложно это объяснить, потому что я не знаю сам, как я это делал. Я представлял, входил в ситуацию, и думал, как бы я поступил, какая у меня была бы реакция, и все в итоге получилось хорошо и убедительно.

Кети Бочоришвили: А как ваши друзья, я знаю, у вас очень много друзей в городе, как они оценили вашу работу в этом фильме?

Гуга Котетишвили: Они все говорят: оказывается, ты актер! Им не только моя игра понравилась, в целом понравился фильм. Фильм подействовал на всех. Некоторые говорили: «после фильма пошел и выпил», или «несколько дней думаю о фильме», «тяжелый фильм». Думаю, фильм удался.

Кети Бочоришвили: Вы были художником по декорациям в известном фильме об августовской войне «5 дней в августе». Вам интересно было работать?

Гуга Котетишвили: Так как я знаю, что и где можно достать, у меня была такая функция: что им требовалось для фильма, я должен был этим обеспечить. Мои друзья были художниками этой картины, и мы вместе работали, но я должен сказать, что это абсолютно разные вещи – снимать американский, голливудский фильм или снимать кино в Европе или в Грузии.

Кети Бочоришвили: Интереснее?

Гуга Котетишвили: Нет, абсолютно неинтересно. Это фабрика, настоящая фабрика, американский фильм, где друг друга не знают, из разных департаментов, никакой связи. Я видел, у всех календари в комнатах, и они делают отметки, когда этот «ужас» закончится. А вот в грузинском фильме, в голландском фильме, где я работал, там все сожалеют, когда съемки заканчиваются. Это группа, где все вместе работают, - это абсолютно разные вещи.

Кети Бочоришвили: То есть ощущение творческого единения нет?

Гуга Котетишвили: Абсолютно нет. Это правда - они профессионалы, которые просто делают что-то: фильм или винтики, это неважно, или инструмент какой-то собирают, который в конце должен выстрелить, например. И он стреляет. А вообще, другой подход к фильму и другой принцип делания фильма.

Кети Бочоришвили: Который вам не близок совершенно.

Гуга Котетишвили: Это была работа, которую ты делаешь, и, правда, хочется ее скорее закончить. Атмосфера там была такая: все друг друга ненавидят, все друг друга раздражают. Я со скандалом ушел оттуда.

Кети Бочоришвили: И, наверное, совершенно другое вы ощущаете, когда работаете, я сейчас открою слушателю секрет, над мебелью. Вы еще делаете эскизы к мебели в вашем собственном кафе в Старом Тбилиси, в районе Сололаки; это кафе, я могу сказать, очень любят и горожане, и гости Тбилиси. Интерьер тоже плод вашей фантазии. И, более того, вся кованая мебель тоже сделана по вашим эскизам. Каждый, кто когда-нибудь видел ваши стулья и диваны, которые обиты к тому же старинными келимами, узнают их с первого взгляда. Как вы начали этим заниматься, и продолжаете это делать?

Гуга Котетишвили: Ну, сам я уже не делаю, потому что у меня нет мастерской, я сейчас больше занимаюсь дизайном интерьера. И, если нужно там использовать мои вещи, тогда я заказываю сам, так как у меня мастерской больше нет. По эскизам заказываю или дерево, или железо, или стекло, или что угодно. Дизайном стал заниматься после тбилисской войны, когда, кстати, разрушили наш дом, и исчезли все мои работы по живописи. После этого я начал шить сумки, и оказалось, что они продаются, и стали очень популярными. После этого с другом, который имел дело со сваркой и металлом, решили попробовать вместе сделать стул. Эскизы у меня были еще в академии, но я никогда не думал, что займусь этим. В день рождения нашей подруги мы сделали ей один стул, металлический, с маленьким половиком из келими вместо подушки. Стул вызвал восторг, я об этом рассказал моим друзьям архитекторам, и они, даже не видя моей работы, заказали мне четыре кресла. Потом это увидела одна американка, у которой была гостиница, и заказала нам кровати, кресла, лампы для своих номеров. После этого все американцы, которые у нее останавливались, делали у нас заказы и забирали с собой. Сейчас множество наших вещей в Америке.
XS
SM
MD
LG