Accessibility links

МОСКВА--Имеет ли смысл деятельность правозащитников и журналистов в тех случаях, когда речь идет о диктаторских или авторитарных режимах, игнорирующих протесты общественности? Наверно, лучший ответ на этот вопрос дал в свое время Марк Аврелий: «Делай, что должен – свершится, чему суждено!» Однако, и в самые тяжелые советские времена деятельность правозащитников приносила конкретную пользу. И сегодня это правило остается неизменным. Об этом – член правления Правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов.

Из Чечни - только хорошие новости - непременный рефрен нашей рубрики, но, похоже, на этот раз придется им пожертвовать.

Еще утром в четверг 21 июля глава республики Рамзан Кадыров благосклонно принимал приветствия министра (внимание!) культуры Российской Федерации Авдеева.

А уже к вечеру означенный глава был замечен в турецкой Анталии. За рулем шикарного «Роллс-Ройса» в сопровождении многочисленной свиты и охраны он проследовал в отель «Мардан-Палас». Это чуть ли не семизвездочное чудо за соответствующую плату обещает утомленному путнику всё и даже больше. Среди самых скромных удовольствий - необъятных размеров бассейн, внутри которого аквариум с акулами.
Вот где хорошие новости!

Что же может после этого остаться доброго для нашей рубрики?

В Грозном продолжают решать проблему беженцев - то есть продолжается их выселение из переименованных в общежития пунктов временного размещения. Жалобщиков, пришедших в Центорой, вице-премьер по силовым структурам Магомед Даудов прогнал, почти цитируя некрасовское «У парадного подъезда».

Конечно, об этом почти не говорят. Почему? Неужели потому, что люди боятся жаловаться, а журналисты не осмеливаются писать?

Вот и о похищениях людей почти не сообщают - то есть нет сообщений с «фамилиями - адресами - явками». Жалуются только самые отчаявшиеся.

Слушать


За последние недели есть одна жалоба: от родителей похищенного и исчезнувшего в мае, чей дом обыскали в июне. Что примечательно: человек был похищен неизвестными, а обыск проводила вполне официальная полиция.

В сумме «хорошие новости» из Чечни - и эти наши капельки, и официальные потоки патоки - должны, по идее, создать у слушателей и зрителей ощущение собственного бессилия и бессмысленности любого противодействия.

Но это неверное ощущение.

Следуя этой логике, острее других бессилие и бессмысленность должны ощущать коллеги похищенной в Грозном и убитой два года назад, 15 июля 2009 года, Натальи Эстемировой.

Наташа ведь как раз этим и занималась - поиском похищенных и помощью бездомным. Ее нет, а похищения и выселения продолжаются.

Накануне годовщины убийства, 14 июля, правозащитники из «Мемориала» и Международной федерации за права человека вместе с журналистами «Новой газеты» представили результаты своего независимого расследования.

Мы опирались на материалы официального расследования - на ту часть уголовного дела, в которой представлена официальная версия, согласно которой убийцы - убитый к тому времени боевик Алхазур Башаев «и иные неустановленные лица».

Дело в том, что полгода, до января 2010 года, следствие рассматривало различные версии, включая и причастность к убийству чеченских силовиков, которым мешала Наташа, деятельность которых она расследовала, - прежде всего, из Курчалоевского РОВД.

Но в январе из руководства Следственного комитета в следственную группу поступили железобетонной - на первый взгляд - убедительности материалы, любезно предоставленные ФСБ и структурами чеченского МВД. Одни нашли пистолет, из которого убили Наташу, а рядом - милицейское удостоверение с вклеенной фотографией Башаева. Другие нашли машину Башаева, а в ней - глушитель, подходящий к пистолету. Плюс - многочисленные свидетельские показания. Что еще надо?

И вот год назад, в годовщину убийства, Следственный комитет озвучил эту версию: Наталью Эстемирову убили боевики.

У следствия были еще материалы генетической экспертизы следов, оставленных похитителями и убийцами на месте преступления. А еще был брат Алхазура Башаева Анзор, скрывшийся во Франции. Его следователи тоже назвали подозреваемым и попытались из Франции заполучить, но безуспешно.

За год мы кое-что сделали в помощь следствию. Мы нашли и опросили Анзора Башаева, официально и в соответствии с законом взяли у него биологический материал, передали для генетического исследования, а далее - специалисту для сравнения с лежащими в уголовном деле материалами экспертиз.

Мы, наконец, проанализировали материалы самого уголовного дела - те самые железобетонные доказательства.

Вывод: у следствия на самом деле нет никаких доказательств причастности Башаевых к преступлению. Переданные смежниками из ФСБ и МВД материалы создают, скорее, ощущение искусственного происхождения этой версии. И каким образом среди этой искусственной конструкции оказался подлинный пистолет, из которого убили Наташу?

Все это мы изложили в докладе, который 5 июля был передан президенту Медведеву. 14 июля, в канун годовщины убийства, доклад был представлен общественности. А 15 июля представитель Следственного комитета заявил, что версия - прежняя: во всем виноват Башаев, а те, кто сомневаются, то есть мы, по выражению Паниковского, «жалкие, ничтожные люди».

Что же, все было бессмысленно?

Не уверен. Потому что 21 июля руководитель Следственного комитета Бастрыкин заявил, что будут расследоваться все версии убийства Натальи Эстемировой, включая представленную «Мемориалом».

Конечно, это не победа, и даже не продвижение в сторону победы, но хотя бы поворот из тупика.

Хорошая новость, которая была бы невозможна, если поддаться ощущению бессмысленности и бессилия перед сплошной стеной. Вот Наташа Эстемирова не поддавалась. Попробуем научиться у нее.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG