Accessibility links

Азербайджан раскритиковал политику Кремля на Кавказе


По мнению азербайджанского дипломата, подходы Кремля к Кавказскому региону базируются на «жесткой силе» (то есть танках), в то время как есть острая необходимость в переходе к экономическим приоритетам (то есть танкерам)

По мнению азербайджанского дипломата, подходы Кремля к Кавказскому региону базируются на «жесткой силе» (то есть танках), в то время как есть острая необходимость в переходе к экономическим приоритетам (то есть танкерам)

ВЗГЛЯД ИЗ ВАШИНГТОНА--Заместитель министра иностранных дел Азербайджана и личный представитель президента Ильхама Алиева Араз Азимов выступил с жесткой публичной критикой российской политики на Кавказе. Означает ли это начало «похолодания» в российско-азербайджанских отношениях? И если да, то насколько оно серьезно? И какое влияние все это может оказать на динамику нагорно-карабахского мирного процесса?

«Танкеры вместо танков». Эту формулу представитель президента Азербайджана выдвинул 19 июля в эфире радиостанции «Эхо Москвы», говоря о подходах Кремля к кавказской геополитике. С точки зрения Араза Азимова, Россия, претендующая на роль посредника в нагорно-карабахском урегулировании, сохраняет свое военно-политическое присутствие в Армении вместо того, чтобы оказывать на Ереван давление в ходе переговорного процесса. По мнению азербайджанского дипломата, подходы Кремля к Кавказскому региону базируются на «жесткой силе» (то есть танках), в то время как есть острая необходимость в переходе к экономическим приоритетам (то есть танкерам).

Тезисы, озвученные Аразом Азимовым, вызвали значительный интерес, что легко объяснимо. Еще совсем недавно, накануне Казанского саммита и во время визита министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в Баку, азербайджанские политики, дипломаты и эксперты в публичных выступлениях и комментариях оценивали российское посредничество в урегулировании нагорно-карабахского конфликта либо позитивно, либо в благожелательном нейтральном ключе. Выступление личного представителя президента Азербайджана в эфире известной радиостанции показало, что картина двусторонних российско-азербайджанских отношений не столь благостная, как кому-то могло показаться. Но насколько серьезным по своим последствиям является критический выпад Азербайджана в июле 2011 года?

Слушать


Для ответа на этот вопрос необходимо более детально представлять себе тот контекст, в котором позиция Азимова прозвучала. А в Азербайджане выступление представителя МИДа не может быть самодеятельностью отдельного чиновника, это - хорошо продуманный и подготовленный экспромт. Начиная с саммита «Большой восьмерки» в Довиле, страны-посредники в карабахском урегулировании резко усилили дипломатическое давление на Ереван и Баку с целью принуждения их к подписанию «базовых принципов». В предыдущие годы столь мощного и консолидированного давления со стороны Москвы, Вашингтона и Парижа не было. Об этом свидетельствуют и завышение планки ожиданий от саммита в Казани, а после его неудачи новые инициативы, появившиеся практически без обычного в таких ситуациях тайм-аута. Заявление Алена Жюппе о «новых предложениях», визит Эльмара Мамедъярова в Париж, Эдварда Налбандяна в Москву, Сергея Лаврова в Ереван и в Баку. Невиданная ранее плотность встреч и переговоров. И все ради подписания «базовых принципов».

Но является ли данный документ совершенно безопасным для Азербайджана? Думается, ответ на этот вопрос будет отрицательным. Не будем забывать, что «принципы» предполагают «промежуточный статус» Нагорного Карабаха, а также предлагают определение его финального статуса посредством всенародного волеизъявления. И не просто волеизъявления, а референдума, имеющего обязательную юридическую силу. При этом Конституция Азербайджана разрешает только общенациональные референдумы. Но и это еще не все. Последний пункт «базовых принципов» предполагает гарантии в виде международной миротворческой операции, что опять же ставит под вопрос состоятельность Азербайджана и его возможности контролировать территорию, признанную мировым сообществом как его неотъемлемая часть. Опыт Косово слишком свеж, чтобы его игнорировать, несмотря на все заявления об уникальности этого балканского образования. Таким образом, принятие на себя правил игры, предложенных странами-посредниками, создает для Азербайджана серьезные риски и непредсказуемость. Слишком много новых вводных придется рассматривать. Отсюда и вполне рациональное стремление отсрочить приближение этих политических и правовых новелл. Как следствие, использование имеющегося потенциала для обращения внимания на себя. Так, или почти так, Баку действовал и раньше. И не только по отношению к России. Вспомним, как в прошлом году представитель администрации президента Азербайджана Али Гасанов в интервью агентству «Reuters» подверг критике позицию США: «Американцы не должны думать только о том, как помочь Армении преодолеть экономический кризис». Да что там США и РФ. В период интенсификации армяно-турецкой нормализации Баку жестко пикировался с Турцией. С одной единственной целью: поднять свою геополитическую капитализацию ради облегчения переговорных позиций. Поэтому нельзя исключать, что мы еще услышим и критику официального Баку в адрес Вашингтона или Парижа.

По словам Араза Азимова, Азербайджану нужно «не просто восстановление территориальной целостности, а именно - установление прямого вертикального суверенного контроля над этой территорией», то есть Нагорным Карабахом. Такая формула - это даже не «широкая автономия». Это звучит как словосочетание из словаря Владимира Путина начала нулевых годов. В итоге, новое повышение планки требований. И новый круг убеждений и поиска доказательств посредниками. Получается эффект Ходжи Насреддина из истории про падишаха и ишака. Время выигрывается, разрешение конфликта отдаляется до лучших времен и лучших условий. Остается только ждать, придут ли эти оптимальные времена.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG