Accessibility links

Куда пойдут деньги?


Значительная часть инвестиций в регион приходится, согласно программе, на обустройство сферы туризма

Значительная часть инвестиций в регион приходится, согласно программе, на обустройство сферы туризма

ЧЕРКЕССК---Минрегионразвития РФ предлагает выделить на модернизацию Северного Кавказа около четырех триллионов рублей. Эта программа, разработанная по поручению Владимира Путина, неоднозначно воспринята экспертным сообществом. Многие считают, что Северный Кавказ не готов к приему инвестиций.

Программа, рассчитанная на 13 лет, включает в себя десять подпрограмм и почти восемь с половиной тысяч мероприятий. Это по замыслу авторов должно кардинально изменить ситуацию в регионе: вывести из депрессивного состояния экономику, укрепить политическую безопасность и социальную сферу.

Эксперт Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко не верит в перспективы проекта. Он говорит, что кавказские республики давно превратились в черную дыру, в которой бесследно исчезают любые деньги.

«В этом году, когда Путин был, кажется, в Пятигорске, там одна очень милая дама, депутат из Ставрополья, сказала: "Вот вы даете деньги, а половина будет разворована". Премьер только улыбнулся. Давайте предположим, - продолжает Алексей Малашенко, - что половина будет разворована, потому что, судя по улыбке премьера, он прекрасно понимает, что это так. Куда и как пойдут дальше деньги? Какая конкретная отдача от этих денег? Что получают люди? Когда мы сможем реально оценивать ситуацию, насколько эффективно эти деньги используются? А деньги исчезают, и так будет продолжаться, во всяком случае, при той политической системе, которая существует и в России, и на Кавказе».

Руководитель независимого центра социальных и экономических исследований регионов RAMCOM Денис Соколов считает, что сегодня Кавказ не готов к приему крупных инвестиций.

Слушать


Денис Соколов убежден, что инвестициям должны предшествовать структурные реформы, без которых Кавказ попадает в институциональную ловушку. То есть ресурсы, которые идут на Северный Кавказ, фактически финансируют существующие коррупционную и клановую системы распределения, которые, собственно, и являются источником протестных настроений.

«Потому что нет базовых институтов, которые для этого необходимы, -говорит Денис Соколов, - нет института собственности на Кавказе, нет реально работающих финансовых институтов, нет защиты этих институтов. Вопрос не только в защите инвестиций, но и инвесторов. Я, честно говоря, не представляю, как можно защитить эти инвестиции, и вопрос не в том, по каким механизмам эти деньги будут направляться не на целевые расходы, а вопрос в том, есть ли хоть один механизм, по которому они будут направляться на целевые».

Значительная часть инвестиций в регион приходится, согласно программе, на обустройство сферы туризма. Многие эксперты неоднократно высказывали сомнения относительно целесообразности развития именно этой отрасли. В советские времена модернизация Кавказа проходила иначе. На территории республик строили промышленные предприятия, многие из которых стали флагманами в своей отрасли. Для организации производств из России выписывали специалистов, которые впоследствии стали основой для формирования уже кавказских кадров. Так, маленькая Карачаево-Черкесия на каждый израсходованный бюджетный рубль зарабатывала три, а ее продукция экспортировалась почти в двадцать стран мира.

На смену модернизация советской пришла российская. Теперь высокогорные курорты должны стать бюджетообразующей основой республик, 80% населения которых живет в низине. Проекты амбициозные и затратные, но едва ли они помогут в развитии сельского хозяйства и производства на равнине – тех отраслей, которые могли бы обеспечить органичную модернизацию разваливающейся северокавказской экономики.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG