Accessibility links

Предотвращая кризис в отношениях с Россией


Ильгар Мамедов

Ильгар Мамедов

Наши политические суждения и призывы не всегда имеют ценностную базу, отличающуюся от ценностной базы нынешних властей. Один из примеров такого неценностного, то есть практического разногласия относится к теме открытия турецко-армянской границы.

В 2009 году c бакинских улиц гневно поубирали турецкие флаги, у посольства Турции шумели пикеты протеста, СМИ развязали крайне неприличную анти-турецкую истерию, а группа шумных дам, представляющих не лучшие черты действительности азербайджанской политики, была отправлена в Турцию с сомнительной миссией. Тогда, мы выступили с полной поддержкой инициативы новой турецкой дипломатии по нормализации отношений между Анкарой и Ереваном.

Но через два года, то есть сейчас, МИД Азербайджана в лице
Араз Азимов

замминистра Азимова сделал ряд скандальных заявлений, фактически признающих правильность нашего отношения. На прошлой неделе в интервью радио «Эхо Москвы» Азимов сказал, что Баку «обеспокоен» (!) присутствием российских военнослужащих в Армении и видит все меньше и меньше оснований для «милитаристской концепции присутствия» России на Южном Кавказе.

Ещё до подписания знаменитых протоколов мы утверждали, что открытая граница, сотрудничество Турции и Армении постепенно поставило бы под вопрос целесообразность российского военного присутствия в Армении. Дорога в направлении изоляции Турции от Южного Кавказа не ведёт к мирному урегулированию на основе наших интересов. Эту истину Баку проморгал когда принимал поспешное решение с целью подчеркнуть собственную значимость в делах мира и региона.

К сожалению, в то время Москва, потворствуя новообразовавшемуся азербайджанскому ресурсному шовинизму в отношение Турции, сумела настроить практически всех в Баку против турецко-армянского процесса, а когда Анкара вынуждена была отступить, заставила Ереван подписать договор о продлении сроков пребывания российской военной базы ещё на 25 лет.

Но ещё до этой 25-летки, между делом Москва продолжала по давно заведённому порядку наращивать армяно-турецкие противоречия и помогать Армении выбираться из тупика переговорного процесса по Карабаху. Для опытной российской дипломатии, промывки мозгов в Баку было недостаточно, чтобы гарантировать похороны турецко-армянскому сближению. 12 января 2010 года Конституционный суд Армении, несомненно под российским патронажем, издал решение, выхолащивающее суть цюрихских протоколов, подписанных Давутоглу и Налбандяном. То был «контрольный выстрел» – на случай, если в Баку передумают.

А чтобы морально укрепить режим военной оккупации азербайджанской территории, весной 2010 года официальный представитель Русской Православной Церкви приехал из Москвы в Ханкенди заложить фундамент новой православной церкви. Тем самым была подтверждена преемственность трёхсотлетней политики России на Южном Кавказе – завоевать тюркские земли, поселить на них армян, и построить церковь, «в ознаменование».

Когда совсем стало ясно, что граница не будет открыта в ближайшее время, Москва начала конкретизировать свой взгляд на карабахский переговорный процесс, раз за разом почему-то неприятно удивляя азербайджанское руководство. Сначала Владимир Путин высказался против привязки этих переговоров к турецко-армянскому диалогу. Затем
Встреча президентов Азербайджана, России и Армении в Санкт-Петербурге, 5 июня 2009

был открыт наземный корридор из России в Армению через Грузию, а грузинский парламент в угоду "Газпрому" позволил приватизировать «в будущем» магистральный газопровод из России в Армению. Напоследок, Медведев настоял на трёхсторонней встрече президентов Азербайджана, Армении и России в Санкт-Петербурге, единственным итогом которой стал вывод Еревана из той неуклюжей позы, в которой он застрял с осени 2009 года, когда Баку в целом принял «обновлённые Мадридские принципы», а Ереван отказался. После Санкт-Петербурга, задыхавшаяся армянская дипломатия приобрела новое дыхание, заявляя о неких новых инициативах, выдвинутых сопредседателями на берегу Невы “для дальнейшего продвижения переговорного процесса”. И это происходит каждый раз, когда Армении нужно выкрутиться на переговорах.

Правда, некоторые аспекты истории с пражско-мадридскими процессо-принципами можно отнести к конкуренции Медведева и Путина. На казанской встрече 2011 года Медведев похоже хотел прогресса, чтобы засиять в славе миротворца перед президентскими выборами. Может быть, здесь присутствовал не только предвыборный расчёт, но и другое, более цивилизованное видение политики России. Тем не менее, оказалось Саркисян реагирует на команды Путина лучше, а потому, в Казани случился очередной провал, разочаровавший в первую очередь Баку. Вышеуказанное заявление замминистра Азимова несомненно следует рассматривать как результат того провала.

Итак, в 2009 году Москва ловко сманипулировала мнением официального Баку, а также общественным мнением, успешно применив разнообразные инструменты мягкой силы, которые она наращивает в Азербайджане уже многие годы. Азербайджану был навязан план изоляции Турции от Южного Кавказа, под броской этикеткой «дожатия пустеющей и беднеющей Армении».

Ответственные в Баку за принятие стратегических решений, обращая внимание на действительно удручающую экономическую и демографическую картину Армении, особенно на фоне нашего нефте-газового бума, проглядели экономические перспективы самой России. Почему они важны? Потому, что Москве совершенно безразлично сколько населения останется в Армении (или, скажем, в Южной Осетии) и каков будет размер экономики там, если её собственный рост легко позволит содержать эту территорию как форпост. В 2005 году экономика России была только в полтора раза больше очень динамично растущей турецкой, а по производству на душу населения Турция в полтора раза превосходила Россию. В 2016 же году экономика России будет равна чуть ли не трём экономикам Турции, и теперь уже подушный показатель России будет значительно выше турецкого.

Москве нужен минимум населения в Армении, чтобы иметь ещё больше
Протест против легализации школ с русском языком преподавания, Ереван, 24 июня 2010

контроля над политической жизнью своей колонии-форпоста. Разве практическое отсутствие населения в Южной Осетии остановило демагогию Москвы? Она реализует имперские цели крайне редко оглядываясь на такие пустяки. Не случайно в Армении растёт недовольство против русских школ и выезда остатков населения в Россию. Умные люди понимают в каком капкане оказалась страна, уже потерявшая за годы независимости почти половину населения и оказавшаяся на задворках экономического прогресса.

После ловкого обмана азерайджанского ощественного мнения и последующего продления срока пребывания российской базы в Армении до 2044 года, теперь Москва решает другую практическую задачу – принятие Армениии в ЕврАзЭС. Если это произойдёт, ожидавшийся нами два года назад политический эффект от открытия турецко-армянской границы ещё более уменьшится. После вступления Армении в ЕврАзЭС, даже если Запад сильнейшим образом надавит на Анкару и добьётся открытия границ, уже неизвестно, получит ли Азербайджан от этого какую-то пользу, хотя два года назад в трезвом уме эту пользу было трудно не разглядеть.

Отчаяние от систематического российского обмана толкает азербайджанский МИД на резкие заявления, как у Азимова, а также на и на поступки, подобные прошлогоднему, когда Алиев, срочно выделив Минску 200-миллионный кредит, не позволил Москве накинуть узду на Лукашенко. Но какая польза от отчаянных поступков, когда упущены воможности сделать разумные шаги?

Кемаль Кылыджароглу, Анкара, 28 июня 2011
Определившись на июньских 2011 года выборах, Турция, похоже, возвращается к теме границы с Арменией. Даже оппозиция в лице Народно-республиканской партии, два года назад сыгравшая на стороне Баку, поняла, что это было стратегической ошибкой. Несколько недель назад лидер партии Кемаль Кылычдароглу проявил подчёркнутое безразличие к теме, отметив, что у правящей Партии Спаведливости и Развития достаточно голосов в парламенте, чтобы ратифицировать протоколы. Теперь мы слишим весьма правдоподобные слухи о том, что Анкара предпримет несколько показательных шагов в направлении Армении, чтобы оживить диалог.

Что бы там не решили турки на этот раз, с 2009 года Азербайджан уже потерял множество из потенциальных преимуществ открытия границы. Поэтому Баку теперь придётся сфокусировать внимание на более жёстком диалоге с Россией.

Несколько месяцев назад, мы предложили конкретизировать с Москвой диалог по поводу будущего Габалинской РЛС. Десятилетний срок аренды станции-базы завершается в 2012 году. Необходимо перестать ходить вокруг да около, а прямо поставить перед Москвой условие: Габалинская РЛС сможет продолжать работать только при условии скорейшего освобождения четырёх приграничных с Ираном районов Азербайджана – Физули, Джабраила, Зангилана, и Губадлы.

Разговоры о том, что станция не так важна для России, что «она столько не стоит» несерьёзны. Месяц назад, в июне 2011 года и министр обороны России, и Генсек НАТО заявили, что разногласия между НАТО и Россией по противоракетной обороне носят принципиальный характер. То есть самое время для Баку выдвинуть жёсткие условия по РЛС и строго их придерживаться. Если станция «не нужна», пусть закрывают.

Столь же несерьёзны разговоры о том, что Москва не контролирует решения Армении в необходмой для возврата наших территорий степени. Утверждать такое – верх лицемерия, и оно неприемлемо в диалоге, ориентированном на практический результат.

Что же касается формальной привязки этих тем друг к другу, здесь тоже
На переговорах Алиева и Медведева, Баку, 18 ноября 2010

всё в норме: военное сотрудничество между Азербайджаном и военно-политической союзницей страны, оккупирующей наши территории, выглядит нелепо без ощутимой выгоды для нас именно в вопросе деоккупации.

Если Баку упустит и этот важный этап строительства безопасной структуры региональных взаимоотношений, ещё через два года нашему МИД придётся выступать с ещё более жёсткой критикой политики России, чем заявление Азимова. Сползание к открытому кризису в двусторонних отношениях может стать неизбежным.

Когда стоишь на развилке дорог, предлагая направление, некоторым кажется, что ты обязан показать дорогу, на которую только надо встать, и она сама под тобой пойдёт. Но так бывает только в больших аэропортах. На нашем пути придётся не только переставлять ноги, но и делать всё, что полагается решительному путнику. Да и ландшафт любого политического пути всегда подвижен, и там, где сегодня видна дорога, завтра начнётся заболачивание – как показала история с просчётом официального Баку в вопросе турецко-армянской границы.

Статья отражает точку зрения автора

Автор - сопредседатель движения "Республиканская Альтернатива"(РЕАЛ)
XS
SM
MD
LG