Accessibility links

Неожиданная кончина президента Сергея Багапш лишила проправительственную партию «Единая Абхазия» внятных ориентиров. Для таких организаций нет ничего хуже неопределенности. Ведь фаворита нет. Кто будет следующим – вице-президент Александр Анкваб или премьер-министр Сергей Шамба? А может, и того хуже - оппозиционер Рауль Хаджимба? Аморфное партийное единство вынуждено всерьез задуматься о выборе и его последствиях, в то время, как подобного рода организмы к таковым действиям абсолютно не приучены. Их учили играть только в беспроигрышные лотереи. А тут такое происходит…

Тем не менее, после череды шараханий от одного кандидата к другому «Единая Абхазия» все-таки приняла решение.

Политсовет Республиканской политической партии «Единая Абхазия» поддержал кандидатуру Александра Анкваб.

За те два месяца, что прошли с момента скоропостижной кончины президента Сергея Багапш, бывшая партия власти, пока утратившая этот статус, второй раз осмелилась выступить с предвыборным заявлением. Первое, сделанное еще 17 июня, не было столь однозначным по смыслу. Тогда президиум политсовета «ЕдА» сообщил о том, что партия решила не выдвигать своего кандидата на предстоящих досрочных президентских выборах.

Как отмечалось в тексте того обращения, «Единая Абхазия» поддержит того из кандидатов, «который в своей программе будет стремиться к порядку, справедливости, благосостоянию граждан и будет придерживаться тех принципов, по которым жил и работал лидер нашей партии, президент страны - Сергей Васильевич Багапш». Сейчас же, по логике вещей, «Единая Абхазия» наконец-то ознакомилась с программами кандидатов, и, исходя из этого, сделала свой выбор.

Но парадокс заключается в том, что агитационная компания кандидатов в президенты стартовала лишь 26 июля, а заседание политсовета, на котором было принято решение поддержать кандидатуру Александра Анкваб, состоялось за три дня до этой даты. Следовательно, к тому моменту, когда в офисе главной партии собрался весь цвет абхазской бюрократии, никто из претендентов на главное кресло еще не обнародовал свою программу действий. То есть, «знакомиться», собственно говоря, было не с чем, а «едаки» уже созрели. Выходит, что второе заявление ни в коем случае не стоит считать неким логическим продолжением первого. С чем связаны столь поспешные действия, когда партия «вдруг» передумала, и, не дождавшись программ, сделала ставку на одного из кандидатов, можно лишь догадываться. Но по мне это действие больше похоже не на осознанный выбор претендующей на серьезность политической организации, а на поведение завсегдатая казино, который пока крутится шарик сорок раз передвинет фишки то с красного на черное, то с черного на красное. Именно так можно интерпретировать действия «Единой Абхазии», тем более, что мне многое известно о кулуарной сумятице, начавшейся в партии, буквально уже на следующий день после похорон президента.

По информации из, что называется информированных кругов, поначалу руководители партии затеяли «консультации» или, говоря проще, попытались вступить в обычный торг с исполняющим обязанности президента Александром Анкваб. Тот отнесся весьма прохладно к идее предварительного распределения портфелей или, может быть, просто не знал, как себя вести. В любом случае, после этого лидер «Единой Абхазии» Даур Тарба встретился с конкурентом Анкваб, премьер-министром Сергеем Шамба. В тот момент, вроде бы, договаривающиеся стороны оказались довольны итогами беседы: руководитель партии пообещал кандидату в президенты Шамба поддержку «ЕдА», а тот в свою очередь согласился взять ее лидера в пару кандидатом в вице-президенты. Однако, эта договоренность просуществовала недолго. Актив «Единой Абхазии», который, как оказалось, узнал о консультациях лишь постфактум, взбунтовался. Высокопоставленные партийцы подвели итог, что кое-кто решил свои личные вопросы, не потрудившись узнать мнение других членов политсовета. Следствием маленького бунта как раз и стало появившееся на свет первое заявление «Единой Абхазии от 17 июня, и, соответственно, последовавший за этим документом вполне объяснимый отказ штаба Шамба предоставить Дауру Тарба «второй номер».

Оказаться у разбитого корыта никто из участников неудачных «консультаций» не захотел. Игра зашла так далеко, что стало понятно: вынужденная тактика - «не заметить» выборы, а лишь по факту, после 26 августа, поддержать своей партийной «любовью» новоиспеченного президента - может лишь только разозлить победителя, кто бы из двух кандидатов от власти, Шамба или Анкваб, им бы не оказался. И тогда серьезных оргвыводов не избежать. Надо было делать выбор, и хотя бы отчасти сохранить лицо.

Сейчас большинство членов политсовета сделали ставку на Александра Анкваб. Очень сомнительно, чтобы этот выбор шел от сердца или был продиктован политическими убеждениями. Вероятнее всего, внутренний барометр подсказал искушенным номенклатурщикам, что за месяц до выборов у Анкваб более предпочтительные шансы на победу. Если бы показалось, что победит Шамба, ставку сделали бы на него. Уверен, что даже оппозиционер Рауль Хаджимба, став безоговорочным фаворитом гонки, был бы обласкан «Единой Абхазией».

Ведь здесь нет ничего личного, только бизнес.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG