Accessibility links

Анатолий Баранкевич: "Я всегда могу смотреть в глаза людям"


Анатолий Баранкевич: Там не только мной подбитый танк был, ребята уничтожали тоже, и говорить только обо мне, это как-то несолидно

Анатолий Баранкевич: Там не только мной подбитый танк был, ребята уничтожали тоже, и говорить только обо мне, это как-то несолидно

ПРАГА--ЦХИНВАЛИ--Бывший секретарь Совета безопасности и министр обороны самопровозглашенной республики Южная Осетия Анатолий Баранкевич 8 августа 2008 года организовывал оборону Цхинвали. Грузинский танк, который он подбил в этот день, в югоосетинской столице называют символом обороны города. Сегодняшний день Анатолий Баранкевич провел в столице Южной Осетии, приняв участие во многих памятных мероприятиях. По телефону он побеседовал с Олегом Кусовым.

Олег Кусов: Многие говорят, что белые пятна в той войне остаются. В частности, что происходило до 8 августа? С этого вопроса хотел бы начать.

Анатолий Баранкевич: Войну начала Грузия, и она началась не в ночь с 7-го на 8-е, а был период, начиная с конца июля непосредственно до 8-го числа, когда каждый день шли провокации со стороны Грузии, захватывались господствующие высоты рядом с Цхинвалом и селами, в частности, в районе села Сарабук, в районе села Авнев. Территория, которая принадлежала Южной Осетии, захватывалась грузинскими войсками, там они делали опорные пункты, укрепляли свои позиции, то есть готовились к крупномасштабным действиям. Обстреливали Цхинвал, села, появились раненые, убитые. Вот тогда руководство республики было вынуждено принять меры по эвакуации детей, женщин, стариков из республики. Сейчас говорят, что эта эвакуация была как бы подготовкой Южной Осетии к войне. Нет, это было сделано для того, чтобы спасти жизни невинных людей, потому что каждый день шли обстрелы и погибали люди. В частности, в селе Дменис 5-го или 6-го числа около 10 домов было уничтожено огнем грузинской артиллерии. 6-го числа началось выдвижение грузинских колонн к границе с Южной Осетией. 7-го числа была развернута их артиллерия непосредственно перед границей с Южной Осетией, танковые колонны были сконцентрированы, колонны мотопехоты. Поражает лицемерие президента Грузии, который в 19:00 7-го числа по телевидению заявил, что осетины - это наши братья, что никакой войны не будет, что решит конфликт мирным путем. Это был удар в спину: люди расслабились, многие поверили ему. И после этого заявления начался массированный обстрел города в 23:45.

Слушать


Олег Кусов: Я понимаю, что за этот день, 8 августа, вы прожили, можно сказать, жизнь. Вы оставались в Цхинвале, организовывали его оборону. Что вам тогда удалось сделать?

Анатолий Баранкевич: Я выполнял свои обязанности. И, надеюсь, выполнил их. Я горжусь этим, и, когда я прохожу по Цхинвалу, никогда не опускаю глаза в землю - всегда могу смотреть в глаза людям.

Олег Кусов: Танк, который вы смогли обезвредить, до сих пор находится на улице в Цхинвале?

Анатолий Баранкевич: Башня еще торчит вроде бы. Я не был пока на этом месте. Зайду посмотрю.

Олег Кусов: Как это было?

Анатолий Баранкевич: Вышли из городка. Вместе с ребятами начали организовывать оборону. Рядом со штабом миротворцев расположились: где что перекрыть. В это время подходят танки. Взял гранатомет – надо же показать им пример, все-таки я всю жизнь военным прослужил. Выстрелил, попал, танк взорвался. Ребята тоже начали стрелять. Сожгли несколько танков. Собрались потом, задачи поставили. Ну и пошли очищать город. Очистили почти весь. До 10-го числа, до подхода наших сил, удерживали его. Там не только мной подбитый танк был, ребята уничтожали тоже, и говорить только обо мне, это как-то несолидно. Все, кто остался в городе, – настоящие герои.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG