Accessibility links

ЦХИНВАЛИ---Спустя три года после августовской агрессии Грузии, как вы считаете, возможно и нужно ли какое-либо сотрудничество Южной Осетии с Грузией?

Женщина: Ну, наверное, к этому идет дело, сколько можно воевать? Это мое личное мнение, хотя сердце, конечно, разрывается. Все равно это лучший выход, чем война.

- А как вы думаете, в какой сфере может начаться сотрудничество?

Женщина: Это политики должны решить, они должны начать. А что люди? Люди и так поддерживают связи.

Женщина: После того, что мы пережили, я думаю, что нет. Как вспомню, что было три года назад… Я беру свой пример - каково было моей семье, родителям, сестрам, как они все тяжело пережили. Я думаю, что пока нет. А так, конечно, экономически нам тогда было легче. Вот сейчас посмотрите, какие цены. Какие зарплаты и какие цены. Все везут через таможню. Тогда же все было дешевле, и мы могли себе позволить купить все.

Слушать


Мужчина: С Грузией? Нет, нет, никого сотрудничества, ничего уже не будет! С Грузией у нас уже все - конец! Грузия такое дело сделала, что нельзя молчать. Никто их не прогонял отсюда, сами встали и ушли. Что они искали, то и нашли.

Женщина: Я не думаю, что может быть какое-то сотрудничество с Грузией. Может, через поколения. Я не знаю, сколько времени должно пройти, чтобы можно было хотя бы торговые отношения наладить. Я думаю, что других связей быть не может. Тот след, который остался, он еще долго будет.

Мужчина:
С Грузией? А что с Грузией? Ничего. Всю жизнь они осетин не любили! Я не всех грузин, конечно, имею в виду. Но были и такие. А сейчас мы от этого избавились, и зачем они нам сдались? Вот и все.

Женщина: Я думаю, что это невозможно, потому что у меня убили самых близких мне людей, сестру и племянницу. По-моему, об этом и речи быть не может. Мне даже страшно произносить слово «Грузия».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG