Accessibility links

МОСКВА (Корр. Радио Свобода)---Вечером 16 августа Роберт Стуруа узнал о том, что приказом министра культуры он снят с должности художественного руководителя Тбилисского академического театра имени Шота Руставели. Обозреватель Радио Свобода дозвонился до знаменитого режиссера.

27 сентября театр, прославленный на весь мир спектаклями Стуруа, откроет новый сезон без него. Роберт Стуруа тем временем рассматривает предложение стать главным приглашенным режиссером московского театра "Эт Сетера". Сотрудничество "Эт Сетера" с Робертом Стуруа началось давно - в частности, здесь он поставил "Последнюю ленту Крэппа" Беккета и "Бурю" Шекспира с Александром Калягиным в главных ролях.

Роберт Стуруа является одним из самых непримиримых оппонентов президента Грузии Михаила Саакашвили и проводимой им политики, - напоминает тбилисский корреспондент Радио Свобода Георгий Кобаладзе. Недавно режиссер даже сравнил Михаила Саакашвили с Гитлером. Но, критикуя политику главы государства, сам Роберт Стуруа прибёг к весьма странным аргументам. Например, в одном из интервью, отвечая на вопрос журналистки, чем он может объяснить "антинародные" мотивации Михаила Саакашвили, Роберт Стуруа ответил так: "Он армянин, что тут поделаешь? Ведь это не секрет?.." Позднее Роберт Стуруа подкрепил свою мысль ещё более странным тезисом: "Не надо удивляться, что люди терпеть не могут представителей иной нации. Я, например, могу не любить негров не потому что они негры, а потому, что они стоят ниже меня по культуре".

Заявления Роберта Стуруа вызвали бурное возмущение армянской общины страны. Следует отметить, что президент Саакашвили неоднократно говорил, что считает ксенофобов своими личными врагами.

– Я расскажу объективно, как рассказывают хроники, – с этих слов Роберт Стуруа начал беседу с обозревателем Радио Свобода. – Распространился слух, что упраздняют такую должность во всех театрах - худрук. Я сказал, что это просто хотят меня снять, но не рискуют, поэтому хотят вообще убрать институт художественных руководителей. Ну, на меня немного обиделись, и вчера часов в пять заходит управляющий театра. Раньше у нас эта должность называлась "директор", а сейчас эти управляющие назначаются, как бы сказать, ЦК - механически ставятся властями, чтобы они следили за поведением художественных руководителей. Некоторые художественные руководители совмещают эту должность; в Театре Руставели эта должность не была совмещена, я не хотел. И управляющий приносит приказ министра культуры об освобождении меня с должности худрука. В это время я курил и сидел в Фейсбуке. У меня активные общительные друзья. Я старый человек, но у меня друзья все, в основном, молодые. Дым от сигареты попал мне в правый глаз и он начал слезиться. Управляющему показалось, что я плачу. Я воспользовался этим моментом и сказал, что хочу сфотографировать этот приказ. Он, видимо, не решился запретить мне фотографировать из-за моих "слез". Я сфотографировал этот приказ, он ушел, и я его запустил в Фейсбук. Наверное, мои друзья узнали бы позже, но я взял – и тут же это все выложил в сеть.

Мое решение и как я буду себя вести, наверное, зависит от дальнейших событий. Сегодня мне звонили из Москвы - продюсер Давид Смелянский, Александр Калягин из театра "Эт Сетера". Они давно хотели этого, еще в прошлом году, когда я ставил "Бурю". И я пока склонен согласиться. Но все-таки я не дал окончательного ответа, потому что хочу разобраться, что произойдет.

- Калягин предлагает, чтобы вы стали художественным руководителем "Эт Сетера"?

- Нет, главным режиссером при художественном руководителе Калягине. "Приглашенный главный режиссер" - они назвали должность так.

- Значит, в приказе Министерства культуры речь идет только о том, что вас увольняют, а вовсе не о том, что вообще упраздняется институт художественных руководителей?

- Да, только обо мне. Потому что за пять дней до этого приказа министра культуры спросили: вы упраздняете должность худруков? На что министр культуры ответил, и я сам слышал: "Нет, ни в коем случае не упраздняем". Так что это приказ именно о моем снятии.

- А в приказе есть какая-то мотивировка?

- Есть, цифровая - "по статье номер такой-то"; я этих цифр не помню.

- То есть за что вас уволили, вы не знаете?

- Видимо, это такая статья, которая как бы является нормальной во взаимоотношениях худрука и министерства культуры. Я не думаю, что там были нарушения или что-то порочащее. Потом, вы знаете, мне 31 июля исполнилось 73 года. В Грузии закон о пенсионном возрасте очень жестоко соблюдается. Вроде как на пенсию отправили.

- Значит, по достижении пенсионного возраста создателя театра, автора спектаклей, вошедших в хрестоматии по истории театра ХХ века, попросили на покой. Но ситуация, и без того безрадостная, омрачена слухами о том, что вы в одном из интервью будто бы сказали про Михаила Саакашвили: "Он же армянин – это все знают". Роберт Робертович, я знаю вас много лет, уверена в вашем благородстве и не могу поверить в то, что вы – ксенофоб или расист. Что произошло?

- Это было интервью. Я сказал, что у нас был, вы помните, [Зураб] Жвания, который был председателем Совета министров, у него мать - армянка. Он честно говорил, что у него мать - армянка. И у меня тетя - армянка, и что? И у нас в театре главный дирижер - армянин, актеры очень многие – выходцы из Армении. Тбилисские армяне. Это все так перемешано! И я сказал, что в случае Саакашвили этот вопрос скрывают. Когда, допустим, американцы выбирают Обаму, они все про него знают, и это совершенно нормально - потому что там действуют законы. А у нас законы не действуют. Это самая главная моя претензия к этим властям. У нас судопроизводство в ужасном состоянии, тюрьмы в страшном состоянии.

Я хотел сказать совсем другое. Хотел сказать, что проблемы очень серьезные и надо как-то подойти к этой проблеме, и в некоторой связи - о том, что нас еще ожидают гитлеры в будущем. Надо как-то с другой стороны на это взглянуть - чтобы разобраться, почему такая просвещенная нация пошла за этим негодяем и почему произошло такое, Холокост почему произошел. В таком положении я оказался, что теперь приходится оправдываться. Каким-то расистом я оказался, а я – не расист. Мне мой друг, парикмахер говорит: "Хочешь, мы тебя спасем?" Я говорю: "Как спасете?" - "Скажем, что ты говорил про меня, ведь меня тоже Мишей зовут"... Не знаю, все очень сложно.

- А когда вас ждать в Москве?

- Я не знаю, я должен еще неделю все это переварить. И сейчас я
просто должен еще поработать, потому что у меня последний спектакль по пьесе "Сезон охоты" Тамаза Чиладзе - очень хороший. Последние 15 лет я такого спектакля не ставил. Он такой... не политический, но в то же время и политический. Не конкретно о сегодняшнем дне, а про общий абсурд. Три актера всего играют. Я сейчас должен немного довести этот спектакль, я буду репетировать, надеюсь что-то еще исправить. Мы закрыли сезон этим спектаклем, один раз сыграли. А 27 сентября у нас открытие сезона. Будет международный фестиваль, там тбилисские театры показывают свои новые спектакли.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG