Accessibility links

В Грузии не утихает скандал вокруг увольнения именитого режиссера Роберта Стуруа. На мой взгляд, эту историю можно обобщить в том смысле, что Стуруа в данном случае – это собирательный образ грузинской аристократии-интеллигенции, воспитанной в 70-80-е годы, и все еще считающей, что черты характера, свойственные тогдашним грузиноидам, и есть, собственно, грузинская идентичность. Причем, это не мое мнение, с их стороны в адрес нынешних властей страны слышно немало самых различных обвинений, но самое распространенное и непростительное (с точки зрения аристократии) звучит так: «Саакашвили борется с традиционным грузинским менталитетом».

Можно спорить о том, насколько сам президент Грузии свободен от совка: с его желанием контролировать все и вся, с его гламурно-подхалимажным окружением и моделированием действительности. Однако все познается в сравнении.

В качестве яркой иллюстрации конфликта двух мировоззрений можно рассматривать эпизод, который до сих пор приводится нашей аристократией в качестве примера плохого отношения к ним со стороны власти. В частности, Саакашвили назвал часть советской интеллигенции Грузии «смытыми в унитаз», что вызвало колоссальное возмущение со стороны тех, в чей адрес прозвучал данный эпитет. Однако при этом все предусмотрительно забыли, с чего история началась. А началась она с того, что актер Гия Бурджанадзе – типичный грузинский аристократ – возвышенный, рафинированный, красиво глаголющий, но абсолютно бесполезный, – заявил по телевидению примерно следующее:

«Настоящий мужчина не должен сотрудничать с полицией, это западло». Не ручаюсь за точность цитаты, но смысл был такой.

Известно, что в большинстве домов можно говорить о веревке, но в доме повешенного – никогда. Позволять себе такие речи в открытом эфире в Грузии, которая благодаря воровским традициям реально подошла к краю физической и моральной деградации, – все равно, что в семье висельника говорить о веревке. По мне, так Саакашвили еще мягко выразился.

Это не просто конфликт личностей – это конфликт поколений. На одной стороне – поколение, которое воспитало народ в святом убеждении, что Грузия – исключительное место, что здесь даже солнце светит иначе, а население наделено всеми мыслимыми и немыслимыми добродетелями.

Грузинская аристократия-интеллигенция ответственна за то, что в грузинах развилось мерзкое национальное чванство, которое раздражает всех, включая наших доброжелателей. Поколение Стуруа привыкло говорить в лицо: «выпьем за дружбу русского и грузинского народов-братьев», а за спиной: «фу, скоты». В лицо хвастаться: «у нас в Тбилиси на одном пятачке находятся христианская церковь, мечеть и синагога», а за спиной: «фу, кто они такие – торгаши, некультурные люди, куда им до нас».

Для них идеал Грузии – страна, в которой половина населения – поэты, актеры и художники, а высококлассных сварщиков приходится искать в Турции. Местные грузиноиды сваркой не должны интересоваться – это негламурно и непрестижно. Как в старом советском анекдоте – «Перестань позорить нацию и продай «Запорожец»….

Собственно говоря, вторая Грузия, которая противостоит всей этой лицемерной мерзости, пока еще в стадии формирования. Я ни в коем случае не назову нынешнее поколение и нынешние власти свободными от совка, но, по крайней мере, появились первые признаки того, что грузин может быть другим, в том числе и высококлассным сварщиком, а не только посредственным графоманом с запредельными амбициями…
Следует также отметить, что чванливые и самовлюбленные грузиноиды-почвенники всегда очень хорошо находят общий язык с имперский Россией. Они друг друга дополняют. Москва дает им возможность жить на халяву, а они очень тонко, под маской национализма защищают ее интересы.

Как-то последний посол РФ в Грузии Вячеслав Коваленко в ходе встречи с классово близкой интеллигенцией проговорился о том, каким видят в Кремле будущее страны. Он сказал: «Вас надо беречь, вы реликтовая нация».

В этом весь смысл и секрет поразительного симбиоза русского империализма и грузинского национал-снобизма. Грузинские националисты пытаются сохранить отжившие традиции, пытаются способствовать изоляции и провинциальному мышлению – и это вполне соответствует интересам Москвы не только в Тбилиси, но и на Кавказе в целом.

Их общая цель: Грузия - «реликт», Грузия - музейный экспонат. С виду вроде бы симпатично, а по сути – трухлявый раритет, неспособный к развитию и видящий смысл жизни в песнях и плясках.

Конфликт грузинской аристократии с властями – это конфликт мировоззрений. На одной стороне - Грузия - государство. Слабое, несправедливое, руководимое взбалмошным эгоистом. Но государство, имеющее шанс стать нормальным, – лет через 50.

На другой – «реликт», недееспособное сборище инфантильных певунов-плясунов, не имеющее государственной перспективы ни через 50 лет, ни через 500.

В этом – суть дела. Остальное – маневры.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG