Accessibility links

Аты-баты, шли дебаты…


Однако «зрелищ», как и пищи для размышлений, в ходе прямых эфиров на Абхазском телевидении в последние две недели хватало, так что эти шесть часовых телепередач тоже с известной натяжкой можно назвать дебатами

Однако «зрелищ», как и пищи для размышлений, в ходе прямых эфиров на Абхазском телевидении в последние две недели хватало, так что эти шесть часовых телепередач тоже с известной натяжкой можно назвать дебатами

СУХУМИ---«Кина не будет» – в смысле теледебатов трех кандидатов в президенты, о необходимости которых так долго говорила Ассоциация работников СМИ Республики Абхазия. Сегодня к концу дня это стало окончательно ясно, хотя накануне еще теплилась надежда, что отмененные в субботу прошлой недели, теледебаты все же пройдут в четверг. Но у противников данной идеи были весомые доводы, пусть публично они и не озвучивались.

Во-первых, после автоаварии, в которую попал днем в субботу Сергей Шамба, он явно не совсем оправился от полученных травм, и это создавало бы неравные условия во время дебатов; настаивать на проведении их представлялось в этой ситуации даже негуманным. Во-вторых, ухудшившиеся в ходе агитационной кампании между ним и Александром Анквабом отношения повышали опасность, что чересчур острый разговор в самый канун голосования может негативно сказаться завтра на обстановке на избирательных участках.

Однако «зрелищ», как и пищи для размышлений, в ходе прямых эфиров на Абхазском телевидении в последние две недели хватало, так что эти шесть часовых телепередач тоже с известной натяжкой можно назвать дебатами. Как и следовало ожидать, интерес телезрителей и активность последующего обсуждения в обществе шли по нарастающей.

Среди вопросов от телезрителей кандидатам в вице-президенты было много таких – с точки зрения подавляющего большинства странных, - как просьбы помочь кому-то в ремонте крыши и т.п. А вопросы от присутствовавших в студии журналистов не отличались остротой и напористостью. Ну, какие претензии, например, можно предъявлять Светлане Джергения, которая ни дня не работала во властных структурах? Только расспрашивать о ее видении путей решения той или иной проблемы. Или поинтересоваться, как сделал я, кто из женщин-политиков является для нее образцом для подражания (Светлана Ирадионовна ответила, что Маргарет Тэтчер). Но сами кандидаты в вице-президенты выглядели вполне убедительно.

Слушать


Телеэфиры с кандидатами в президенты обещали быть намного более бурными. Правда, неожиданностью для меня стало то, что количество журналистов, приходивших на них, ни разу не превысило цифры 4. А ведь до этого с регистрацией в ЦИКе желающих принять участие в этих передачах был целый ажиотаж. От каждого зарегистрированного в Минюсте СМИ могло быть представлено только двое сотрудников, причем рекомендовалось, чтоб они ходили на эфиры по очереди. Были, знаю, даже обиды у некоторых, не попавших в список зарегистрированных… Но представители государственных СМИ, если не считать ГИА «Апсныпресс», где всегда отличались самостоятельностью мышления, ни разу на этих эфирах так и не появились. (Злые языки утверждают: чтобы не сказать ненароком ничего лишнего). Напрасно, мне кажется, отказались от участия в них телекомпания «Абаза-ТВ», газета «Новый день»….

С другой стороны, тем, кто приходил, оставалось больше эфирного времени, чтобы задать свои вопросы. Хотя, несмотря на это, не всегда они оставались довольными….

Скандальной получилась передача в минувший понедельник с Сергеем Шамба. То ли потому, что сам кандидат в президенты слишком долго отвечал на первые поступившие от телезрителей вопросы, решив выговориться на темы своей программы, и это «ужало» время на другие вопросы, то ли потому что ведущая Нонна Кокоскир в какой-то момент слишком долго зачитывала вопросы телезрителей, но в середине эфира Инал Хашиг, долго дожидавшийся возможности задать очередной вопрос, что называется, психанул и выскочил из студии.

Мне, смотревшему тот эфир дома по телевизору, картинка чем-то напомнила слова песни из советского кинофильма «Служили два товарища» – «Вот пуля пролетела…» Парадокс в том, что, как мне потом рассказали, «ворвавшийся» после окончания передачи в студию представитель ЦИКа начал кричать на журналистов, что те не дают возможности зачитывать вопросы телезрителей. И особенно – на сотрудницу газеты «Нужная» Элеонору Когония, которая начала задавать вопрос в последние минуты эфира и лишила тем самым кандидата в президенты возможности обратиться к телезрителям с заключительным словом.

После этого Инал и Элеонора решили не ходить на оставшиеся два телеэфира, а в свете их демарша в журналистском сообществе начали активно обсуждать недостатки установленного ЦИКом формата, при котором вопросы журналистов в студии перемежаются вопросами телезрителей. С учетом того, что многие люди склонны тянуть одеяло на себя, он явно порождает возможность возникновения таких конфликтных ситуаций…

Впрочем, телезрители после того эфира гораздо больше обсуждали ответы Сергея Шамба и, прежде всего, его фразу про нарушающих законность: «Я им головы поотрываю». «Головы поотрываете?» – переспросила ведущая. «Да, да, поотрываю. В фигуральном, конечно, смысле». Многие комментаторы расценили это как очередную попытку Сергея Мироновича переломить сложившееся представление о себе в обществе как о недостаточно сильном и волевом политике. Но большинство ее не одобрило, посчитав, что он переборщил.

Следующий эфир с участием Рауля Хаджимба был на редкость спокойным, если не сказать благостным. После его завершения журналисты в студии стали высказывать ему свои комплименты: за то, что, по сравнению с избирательной кампанией 2004 года, он заметно «вырос», стал намного непринужденнее и увереннее держаться перед телекамерой, чаще улыбаться… Впрочем, это и раньше многие отмечали. К тому же нынешняя ситуация, когда он не участвует в жесткой полемике двух других кандидатов, делает его позицию весьма выигрышной.

Вчерашний эфир с Александром Анквабом стал эффектной концовкой серии. Многие телезрители говорили потом, что смотрели его на одном дыхании, как захватывающий триллер. («Супер, класс!» – слышал я сегодня отклики.) Понятно, что к Анквабу, одному из высших руководителей страны на протяжении последних почти семи лет, накопилось больше всего «неудобных» вопросов. Надо сказать, что до этого вечера Александр Золотинскович выглядел во время всех публичных встреч в рамках кампании весьма уверенно, убедительно и достойно. «Крепкий орешек» – это можно было сказать про него. И на этот раз он долгое время держался, старался иной раз перевести в шутливое русло свое постоянное пикирование с редактором «Нужной» Изидой Чаниа. Но потом стал «пропускать удары» и, по мнению многих телезрителей, просто уходить от ответов. Например, им не понравилось его заявление в связи с проблемой исчезнувших 347 миллионов российской помощи, что он не руководил непосредственно строительными работами в республике. Хотя ранее его сторонники как раз это выкладывали как козырь.

Угодил в его уязвимое место и вопрос Елены Заводской, которая представляла вместе со мной газету «Эхо Абхазии»: «Почему вы, в бытность свою премьер-министром, запретили негосударственным СМИ присутствовать на заседаниях Кабинета министров?» На его ответ: «Это произошло после того, как одна газета в своих заметках все извратила» (имелась в виду «Чегемская правда») посыпались реплики журналистов: «Ну, тогда надо было подать на эту газету в суд», «Или «высечь» ее ответной публикацией в другом издании», «А чем провинились другие негосударственные СМИ, которые тоже попали под запрет?» В общем, на сей раз, как резюмировал после эфира какой-то интернет-пользователь, «гроссмейстер проиграл».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG