Accessibility links

Больные имеют право голоса


Прямо напротив диспансера находится здание администрации, на котором я заметила синюю табличку с надписью: «Избирательный округ №34»

Прямо напротив диспансера находится здание администрации, на котором я заметила синюю табличку с надписью: «Избирательный округ №34»

СУХУМИ--Накануне президентских выборов наш корреспондент Анаид Гогорян побывала в единственном республиканском психоневрологическом диспансере, где пациенты медицинского учреждения, скорее всего, не смогут принять участие в выборах.

Мое появление в республиканском психоневрологическом диспансере в поселке Дранда Гулрыпшского района произвело настоящий фурор. Я приехала в больницу около полудня. В это время больных выводят на прогулку в два маленьких дворика, обнесенных ржавой решеткой, – мужчин и женщин раздельно. На первом этаже расположено отделение строгого режима, в котором под охраной содержатся больные, совершившие тяжкие преступления. Увидев меня, большая часть пациентов мужского пола, в основном молодые ребята, облепили решетку, чтобы выяснить, как меня зовут. Один из них представился сам и трогательно попросил запомнить его имя.

В диспансере, который чудом еще не развалился, несколько десятков больных. Точной цифры мне так и не назвали. Кто-то сказал 70, кто-то – около 80, в результате сошлись на том, что свыше 70. По словам главного врача Георгия Кортава, около трети пациентов имеют право голосовать на выборах, поскольку сохранили дееспособность. Однако за последние 17 лет они не принимали участия ни в одном голосовании, проводившемся в республике. Почему?

Бывший главврач больницы Константин Ануа, проработавший здесь ни много ни мало 44 года, помнит советские времена. Тогда право больных на участие в выборах было обеспечено, в диспансер приносили урны для голосования.

Слушать


Константин Ануа обращался к предыдущему председателю ЦИКа Сергею Смыру с просьбой обратить внимание на проблему.

«Я ему сказал, что больные имеют право голоса, почему к нам не обращаются и т.д. Он улыбнулся: "Неужели больные должны голосовать?" Вот на этом наш разговор и закончился. Никто к нам не обратился, и наши больные с тех пор не голосуют».

Я спросила у медсестер, кто из пациентов диспансера мог бы дать интервью. «Анатолий», – в один голос воскликнули медсестры. Через пару минут в кабинет к главврачу зашел невысокий круглолицый мужчина, мило поздоровался. Анатолию Агрба 61 год. Он уже определился в своих симпатиях.

«Ну, как гражданин, я за оппозицию. Оппозиция – Рауль Хаджимба с Джергения. Я за них».

Анатолий перечислил политические партии Абхазии, правда, одного из кандидатов почему-то записал в коммунисты.

«Третьим президентом кто будет? От какой партии? Независимая, Единая Абхазия, Республика Абхазия, Социал-демократы и, конечно, Коммунистическая партия, это - Анкваб».

Новый главврач больницы пока не пытался обсуждать проблему с нынешним председателем ЦИКа Баталом Табагуа, который уже дал распоряжение Минздраву подготовить списки избирателей, находящихся в больницах. Подготовлены эти списки или нет, неизвестно. По крайней мере, пока ЦИК к диспансеру никакого интереса не проявлял. Но Георгий Кортава надеется, что хотя бы к следующим выборам у его пациентов появится возможность реализовать свое конституционное право.

«В таком порядке нужно продвигаться на следующий раз».

По словам Георгия Кортава есть и другая проблема:
«Вообще, у них нет никаких документов».

Кто мешает органам государственной власти выдать больным паспорта, мне не совсем ясно.

А Анатолий Аргба с удовольствием отдал бы завтра голос за своего кандидата.

«Я, конечно, был бы счастлив, если бы мне дали возможность в пятницу проголосовать».

Но, увы, медики не могут выпустить Анатолия из больницы.
Прямо напротив диспансера находится здание администрации, на котором я заметила синюю табличку с надписью: «Избирательный округ №34». То есть, чтобы доставить урну в больницу, надо просто перейти на другую сторону улицы.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG