Accessibility links

ТБИЛИСИ---«...В чем же свобода Христа? Да, конечно, прежде всего, в совершенной целостности его личности, полнейшей независимости ее от зла, от злобы, от страха, в совершенной наполненности ее светом и любовью. Свобода тут ни какая-то пустая форма, в которую можно по прихоти вливать все время любое содержание, свобода Христа – это как раз свобода человека, до конца и всецело обладающего своей жизнью, до конца и всецело отдающего ее одному тому, что может ее до конца сделать жизнью, а именно любви. Только любовь освобождает. И она освобождает потому, что любящий отдает себя любимому, не по принуждению, а свободно, питому что любит. И свободно его послушание, и свободна жертва. И она оказывается сама высшим актом свободы. "Познайте истину, и истина сделает вас свободными"».

Проповедью протопресвитера Александра Шмемана, служившего в Американской православной церкви, русского эмигранта, родившегося в 1921 году в Эстонии, никогда не видевшего России, гениального проповедника и христианского мыслителя открылась презентация двух его книг на грузинском языке, которые перевели руководители Фонда христианского просвещения Отар Зоидзе и Фридон Сакварелидзе.

Отец Александр умер в 1983 году. Более актуального и вечного, чем все, что он говорил о христианстве, отношении человека и Бога, найти трудно. Он всегда был свободным, в самом истинном понимании, и писал, что в самом сердце христианства стоит благовестие, обещание свободы, и вне этого мироощущения свобода не имеет смысла и является источником рабства... Свобода, говорил отец Александр, не может прийти снизу, от природы.

Освобождающая любовь


Только сверху, где есть творческий дух, свобода, ничем и никем не детерминированная... Человек снизу – земля, материя с законами причинности и детерминизма, и он же – человек сверху, образ и подобие божественного духа, не только материя и плоть, но и дух. Свобода, говорил Шмеман, наполненность человека, полнота жизни, и она приходит из библейского, христианского понимания человека. А грех – «подчинение тому, чему не следует подчиняться, любовь к тому, что не заслуживает любви». Но «свобода трудна и высока... легче подчиниться и уснуть».

Потому это узкий путь, обречение на вечную борьбу с собой... Великий богослов, не любивший богословие, считавший, что мы живем во время возвращения к религии, но не к христианству, а христианство нельзя сводить к религии... Священник, живо интересующийся каждым человеком и миром в самых разных деталях. Выбраться из мелочности и суетности, собственного довольства, нравственного минимализма, не замечая настоящего падения, «выше, шире, дальше» – таким был его призыв к каждому из нас. Он был гением, одолженным Богом человеком, чтобы мы, грешные, не заблудились по пути к истине, свободе, любви, Богу. Он, пожалуй, один из самых главных проводников к Всевышнему за всю историю христианства, причем ведет не к христианству, а непосредственно к Христу...

Приветственное письмо к переводчикам и собравшимся на презентацию направил сын отца Александра - журналист и публицист мирового уровня, лауреат Пулитцеровской премии Сергей Шмеман. Вот небольшой отрывок из письма: «Мы ... с моей матерью, матушкой Иулианой... искренно радуемся, что работы отца Александра являются на грузинском языке. О. Александр не дожил до освобождения Грузии и других стран Советского Союза, но он всегда чувствовал близость со всеми советскими народами, и более 30 лет с ними как бы беседовал через свои передачи по Радио Свобода.

Они так и назывались: «Воскресные беседы отца Александра». Для него люди за железным занавесом были не жертвы, не политические объекты, а близкие братья и сестры. И он никогда не терял веру, что к ним, к вам, придет свобода. Хотя о. Александр и говорил и писал по-русски, он всегда ощущал особенную близость с грузинским народом. Его родная бабушка была грузинка, княжна грузинская, и я могу вам сказать, что он очень этим гордился. Так что я уверен, что о. Александр... празднует и с вами, и что, как и мы с матушкой, он радуется и благодарит Господа Бога, что вашими трудами может вести теперь прямую беседу с великой Грузинской православной церковью».

- Фридон, расскажите немного о двух книгах, которые Отар Зоидзе и вы перевели на грузинский язык...

- Я начну с письма Сергея. Он говорил, что каждую неделю по Радио Свобода были передачи отца Александра, и эти передачи начинались так: «У нас в студии профессор богословия, священник отец Александр». И для советского слушателя в течение 30 лет с 1952 года, по-моему, передачи начались, эти передачи были иногда единственным источником правды о христианской вере, о христианской культуре. Это было какое-то окно, через которое шло живое слово о живой церкви, живой вере. Одну из переведенных нами книг мы так и назвали: «О живой вере», где собраны некоторые статьи, научные работы, беседы отца Александра. А первая книга - это очень известная монография отца Александра «Исторический путь православия». Насколько мне известно, нет в мире людей, которые работают над этой темой и прошли мимо этой значительной работы. Почему Шмеман? Почему на грузинском языке? Я хочу сказать очень просто. Как-то Марина Цветаева сказала, что, когда читаешь Маяковского, что-то меняется в окружающем мире, в космосе. Когда читаешь Пастернака, у тебя внутри что-то меняется, не только душа, но и свойства крови, как после прививки. При чтении работ отца Александра для нас, меня и Отара Зоидзе происходит и то и другое. И человек становится другим внутри, и меняется его отношение к изменившемуся окружающему миру. Мы хотим, чтобы читатель это испытал сам на себе.
XS
SM
MD
LG