Accessibility links

Гитлер капут


Тенгиз Кетовани у здания филармонии в Сухуми – это все равно, что Адольф Гитлер на стене плача в Иерусалиме

Тенгиз Кетовани у здания филармонии в Сухуми – это все равно, что Адольф Гитлер на стене плача в Иерусалиме

ВЗГЛЯД ИЗ РОСТОВА---Наблюдая за работой российских пиарщиков, невольно ловишь себя на мысли, что они играют в поддавки, то есть намеренно наносят ущерб тому, кто оплачивает их труд. Вот, скажем, Михаил Прохоров, над которым в России смеются даже грудные дети и домашние животные. Или Сергей Шамба, пролетевший мимо второго тура как фанера над столицей Франции…

Не секрет, что убедительная победа Александра Анкваба уже в первом туре на сто процентов обеспечена остроумной находкой российских мастеров «черного пиара». Тенгиз Кетовани у здания филармонии в Сухуми – это все равно, что Адольф Гитлер на стене плача в Иерусалиме. Чтобы ангажировать такого «авторитетного» в Абхазии человека, нужно иметь мозг особой конструкции. Российские специалисты из штаба Сергея Шамбы имеют как раз такой.

Что именно говорил Гитлер-Кетовани, не важно. Впечатляет сам факт ангажемента. После него предвыборная ситуация упрощается до предела: с одной стороны, Анкваб, опороченный «бесноватым фюрером», с другой – незадачливый «гитлеровский импресарио» Шамба. После такого шоу второй тур – явное «архитектурное излишество». И так все понятно.

Слушать


Между тем второй тур не пустая формальность. На него вполне открыто закладывалось руководство Российской Федерации. Дело в том, что очевидный фаворит предвыборной гонки Александр Анкваб для Москвы совсем не подарок. Его бурная политическая биография пестрит страницами, внушающими вполне обоснованные опасения. Начнем с того, что его советское прошлое связано не с Москвой, а с Тбилиси. На начальном этапе войны он был ярко выраженным «голубем». Анкваб никогда не отрекался от друзей-грузин. О бывшей митрополии и лично Михаиле Саакашвили говорит спокойно, без истерики. Открыто заявляет, что не считает действующего президента Грузии помехой для диалога. В общем, для Тбилиси Анкваб идеальный собеседник. Чего нельзя сказать про Москву…

Конечно, официальное признание и неслыханная щедрость Российской Федерации обрекают любого абхазского политика на восторженные славословия в адрес благодетеля. Анкваб не исключение. Но достаточно вернуться к его политической биографии и вчитаться в страницы, посвященные его возвращению на абхазский властный Олимп, и оснований для оптимизма не останется.

В 2004 году Александр Анкваб, вопреки воле Москвы, обеспечил победу на выборах своему другу Сергею Багапшу. В российских СМИ началась откровенная травля. Дело дошло до кровопролития. Но абхазский народ не сдался, и президентом стал тот, кого он избрал. С тех пор Анкваб - второе лицо и «серый кардинал», неоднократно ставивший в неловкое положение «московских мушкетеров». Те, в свою очередь, активно прессовали его российские бизнес-проекты, травили Счетной Палатой. Пик недовольства пришелся на 2008 год, когда, по информации газеты «Коммерсант», Москва потребовала от Сергея Багапша немедленной отставки Анкваба с поста премьер-министра. Багапш наотрез отказался. Добавьте к этому пять покушений с применением стрелкового оружия, фугаса и гранатометов. Кто покушался – неизвестно. Боевики «Аль-Каиды», наверное. Больше некому…

На последних выборах Москва благоразумно держалась в стороне. Единственное, что позволяли себе российские СМИ, – мечты о тандеме: мол, хорошо бы к своевольному Анквабу добавить предсказуемого Шамбу. Для пущей стабильности. Чтоб один – президент, другой - премьер. Оба ж во второй тур попадут – там и договорятся.

Скромная такая мечта. Реалистичная. Вполне могла сбыться.

Но тут пришел Гитлер и все испортил…

* * * * * * * * * * * * *

У нас на связи по телефону политолог, руководитель центра постсоветских исследований Алексей Власов.

Кети Бочоришвили: Алексей, вы сейчас слышали мнение вашего коллеги. Кстати, в Грузии тоже многие политологи согласны с тем, что Сергея Шамба «потопили» его же благожелатели. У меня вопрос к вам: по большому счету, была ли такая уж большая разница для Москвы, кто из кандидатов победит? Разве кому-нибудь из них вообще было под силу избавиться от ее влияния, или кто-нибудь из них вообще стремился бы это сделать?

Алексей Власов: Для Москвы большой разницы в момент начала избирательной кампании абсолютно не было, кто победит, это совершенно очевидно, если не подтасовывать отдельные факты, не пытаться устроить картину, которая имеет мало общего с реальностью. Но затем, скажем так, был интерес, связанный с тем, чтобы не допустить конфронтации по образцу и подобию 2004 года. И потому, конечно, работа команды политтехнологов, которые были в штабе Шамба, среди которых были достаточно известные фигуры в московской околополитической тусовки, после публикации в «Московском комсомольце» и еще в нескольких изданиях вызвала раздражение в Кремле. И, пожалуй, в большей степени было недовольство именно этим, а не тем, что Шамба проигрывает и Анкваб побеждает. Потому что, если ситуация пошла бы дальше раскручиваться по спирали, то можно было дойти до того самого кровопролития, о котором мой коллега говорил, упоминая события 2004 год.

Слушать


Кети Бочоришвили: То есть вы в корне против той идеи, что это все готовилось в самой Москве? Я имею в виду инсценировка интервью Китовани.

Алексей Власов: Ключевой тезис, который, если внимательно посмотреть работу СМИ, которые были как бы аффелированны с нашими кремлевскими структурами, был один, он был очень прост: Москва примет любой выбор абхазского народа – «А», и пункт «Б» - никоим образом не допустить использование нечестных технологий и не допустить конфронтации внутри абхазского политического класса. И пусть победит сильнейший. Ну а после того, как, я думаю, все-таки под давлением собственного избирательного штаба Шамба стал использовать технологии по типу господина Бутбы в 2009 году, стало ясно, что уже Анкваб выступает для Москвы в роли хранителя спокойствия и главного стабилизатора абхазской политики. И получается, что Шамба сам, точнее, благодаря усилиям своего избирательного штаба, не просчитал возможных последствий этого скандального интервью с Тенгизом Китовани. Вот и все.

Кети Бочоришвили: Алексей, а как, по-вашему, Москва будет теперь выстраивать отношения с Анквабом? Президент Медведев уже поздравил его с победой. Наверное, все-таки там были какие-то заготовки для работы с каждым конкретным кандидатом?

Алексей Власов: Мне кажется, что на самом деле замер какой-то был произведен за неделю-две, может быть, за три до начала голосования. И, в общем, этот замер, видимо, показал, что, скорее всего, победителем будет Анкваб. Интрига была лишь в том, будет ли второй тур, который мог бы преподнести определенные сюрпризы. Поэтому тут даже дело не в заготовках, а, скорее, в том, что, видимо, уже озвучена некая программа взаимодействия с новым абхазским президентом со стороны нашей администрации. Теперь вопрос только в том, что будет предметом торга. Ну, естественно, в чем-то Анкваб будет придерживаться иной позиции, чем Багапш, но в основном, я думаю, повестка дня ясна, и никаких сюрпризов Кремль от Сухума, да и Сухум от Кремля, я думаю, уже не ожидают.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG