Accessibility links

Пиар! Еще пиар! Автогол!


Кратко вывод многих наблюдателей можно сформулировать так: если бы вообще не было никаких агитационных кампаний кандидатов, то есть, скажем, пройди выборы в июле, Сергей Шамба, по крайней мере, не уступил бы Александру Анквабу с таким «разгромным счетом»

Кратко вывод многих наблюдателей можно сформулировать так: если бы вообще не было никаких агитационных кампаний кандидатов, то есть, скажем, пройди выборы в июле, Сергей Шамба, по крайней мере, не уступил бы Александру Анквабу с таким «разгромным счетом»

СУХУМИ---В Абхазии – говоря просторечным языком, отходняк. Даже многие из тех, кто поддерживал проигравших кандидатов в президенты Шамба и Хаджимба, вздохнули с облегчением: главное, что обошлось без «революций», без противостояния на «неправовом поле» и закончилось так быстро. Немало моих знакомых, так или иначе вовлеченных ранее в избирательную кампанию, с энтузиазмом засобирались в отпуск: ведь «отмена» второго тура выборов позволит им теперь отдохнуть в самый что ни на есть бархатный сезон…

Ну, а в выступлениях экспертов и журналистов, пишущих о событиях в Абхазии и вокруг нее, будут, наверное, еще долго, вплоть до инаугурации в конце сентября Анкваба и формирования нового правительства республики, преобладать анализ и осмысление «уроков августа». Один из этих уроков настолько очевиден, что о нем заговаривают едва ли не все, кто оглядывается на прошедшую президентскую гонку. Кратко вывод многих наблюдателей можно сформулировать так: если бы вообще не было никаких агитационных кампаний кандидатов, то есть, скажем, пройди выборы в июле, Сергей Шамба, по крайней мере, не уступил бы Александру Анквабу с таким «разгромным счетом», набрав почти в три раза меньше голосов. Парадокс в том, что практически все (кроме, наверное, его российских пиарщиков) убеждены в том, что именно его агрессивная, даже яростная агитационная кампания и «обеспечила» Сергею Мироновичу столь неутешительный результат.

Слушать


В таком маленьком политизированном обществе, как абхазское, где, по выражению одной моей молодой коллеги-журналистки, политическую физиономию каждого претендента на высший пост знают до самой маленькой родинки, стремление кого-то, особенно извне, «раскрыть людям глаза» на чье-то «темное прошлое» вызывает обычно острую реакцию отторжения. «Ну как можно управлять страной, где более 365 сортов сыра», – вздыхал некогда де Голль. Но самоуверенные российские политтехнологи не хотят задуматься над тем, что Абхазия – это тоже страна со своими особенностями. Маленькая страна, где подойди ты на сухумской набережной к играющим в шахматы или домино старикам, и среди них обязательно найдется кто-то, кто расскажет поучительную историю из жизни отца одного кандидата в президенты, или эпизод из детства другого…

Мне показалась очень любопытна реакция в абхазском обществе на нашумевшую публикацию в «Московской правде» 12. 08. 2011 «Гамарджоба, батоно Анкваб!» и демонстрацию через два дня у филармонии в Сухуме видеозаписи интервью Тенгиза Китовани. Даже среди самых активных сторонников Шамба и ненавистников Анкваба не нашлось никого, кто решился бы одобрить в СМИ эту «информационную бомбу». Характерна позиция председателя Совета старейшин Очамчырского района Константина Квициния - не верю, мол, что Сергей Миронович причастен к организации этой грязной пиар-акции…

Очень перекликаются с этим слова и. о. президента Абхазии Нугзара Ашуба, сказанные им журналистам после завершения вечернего совещания 18 августа с участием депутатов парламента Абхазии разных созывов: «Я верю Сергею Мироновичу и насчет интервью в "Московском комсомольце". Я не очень верю, что Сергей Миронович вдруг стал бы говорить о том, что он организует революцию в стране. Он опытный политик, в новейшей истории Абхазии уважаемый человек, много сделавший для признания нашей страны, и я сомневаюсь в том, что Сергей мог такое сказать. Никаких революций не будет, ни один из кандидатов не собирается этого делать». Речь тут шла о появившемся еще ранее и тоже взбудоражившем абхазское общество интервью Шамба корреспонденту «МК», в конце которого он неожиданно заявил, что не позволит украсть у народа, то есть у его команды, победу, что он немало устраивал раньше революций.

Надо ли говорить, что 99 процентов населения республики, до сих пор вспоминающего избирательное противостояние 2004 года как страшный сон, эти слова могли только оттолкнуть от кандидата! А московские толкачи, похоже, усиленно пытались трансформировать его имидж демократа и либерала в образ этакого абхазского «железного Арни» или бунтаря типа Никиты Джигурды.

Это называется «медвежья услуга».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG