Accessibility links

«Железный Алик» готовится к инаугурации


Что касается страшилок о том, что Анкваб может «сдать Абхазию Грузии», то в них вряд ли в душе верят даже самые рьяные его критики, даже те, кто не прочь был разыграть привычную в Абхазии предвыборную «грузинскую карту»

Что касается страшилок о том, что Анкваб может «сдать Абхазию Грузии», то в них вряд ли в душе верят даже самые рьяные его критики, даже те, кто не прочь был разыграть привычную в Абхазии предвыборную «грузинскую карту»

СУХУМИ---Уже после избрания Александра Анкваба президентом Абхазии вдруг выстроилась у меня в голове следующая цепочка персонажей и образов. В ходе недавнего прямого телеэфира кандидат в вице-президенты Светлана Джергения сказала, что среди женщин-политиков образцом для подражания ей представляется Маргарет Тэтчер. Та самая, которую во всем мире именуют «железной леди». Впрочем, задолго до ее появления на международной арене, в 50-60-е годы во властных структурах СССР фигурировал персонаж, которого прозвали «железным Шуриком», – Александр Шелепин, первый секретарь ЦК ВЛКСМ, а затем председатель КГБ.

В аннотации к книге Леонида Млечина «Железный Шурик» читаем про него: «…Вошел в историю, как человек, отправивший в отставку Никиту Хрущева. Многие считали, что не Брежнев, а Шелепин должен стать главой партии и Советского государства. В таком случае изменилась бы судьба нашей страны? Возможно, избежали бы застоя, не понадобилась бы и перестройка. А следовательно, не распался бы и Советский Союз...»

Учтем, что до перевода Анкваба в 1981 г. на 29-м году жизни на партийную работу в Тбилиси все в Абхазии, кроме его непосредственных подчиненных, звали будущего третьего президента Абхазии Аликом. Так его по инерции долго продолжали за глаза называть и уже после возвращения в Абхазию и избрания в 1991 депутатом Верховного Совета. Аналогия напрашивается сама собой: тот же имидж «твердой руки», та же жесткость в общении. Впрочем, ясно, что прозвище «железный Алик» за ним уже не закрепится, теперь он давно «Александр Золотинскович».

«Железный Алик» готовится к инаугурации


Версия о том, что при «железном Шурике» СССР ждала бы другая, более счастливая судьба, представляется мне, мягко говоря, сомнительной, даже наивной. Что касается Александра Анкваба, то тут, как говорится, совсем другая история. Востребованность «законности и порядка» в абхазском обществе действительно велика, и итоги выборов 26 августа это наглядно показали. Многих, правда, беспокоила и беспокоит перспектива конфертации его строгости и жесткости в авторитаризм. «И хочется, и колется», – определил свое отношение к выбору за него мой знакомый.

Владислав Ардзинба был первым лицом Абхазии в общей сложности более тринадцати лет. Сергей Багапш из-за скоропостижного ухода из жизни - только шесть с половиной. Александр Анкваб вполне может, если ему ничто не помешает, возглавлять Абхазию еще целое десятилетие, вплоть до 2021 года. Какой, рассуждают сегодня в обществе, окажется эта новая страница в истории Абхазии?

Вчера я разговорился с одним известным оппозиционером. «Что ж, – сказал он, – мы все «за», если он действительно сможет повести решительную борьбу с криминалитетом, с коррупцией, и готовы стать рядом. Просто у многих пока представление, что это все больше слова, риторика». В Абхазии, кстати, уже давно стали крылатыми выражениями предвыборные обещания Анкваба еще 2004 года – про вороватых чиновников, которым повезет, если они после его прихода к власти «успеют добежать до Псоу», про тюремные камеры для них «с видом на море»…

Что касается страшилок о том, что Анкваб может «сдать Абхазию Грузии», то в них вряд ли в душе верят даже самые рьяные его критики, даже те, кто не прочь был разыграть привычную в Абхазии предвыборную «грузинскую карту». Дело в том, что любой мало-мальски реалистично мыслящий человек в Абхазии понимает: предшествующий период подвел нас к тому, что на данном историческом отрезке приемлем только курс «на независимое государство при стратегическом партнерстве с Россией». Лидера с какой-либо другой ориентацией абхазское общество сегодня незамедлительно отторгнет.

Но способность «выходить из себя» может стать «камнем преткновения» для Александра Золотинсковича. При всех его аналитическом уме, образованности, компетентности во многих сферах, в чем ему не отказывают даже самые непримиримые политические противники, со страстями своими он все же порой не умел совладать. Во время нынешней избирательной кампании Анкваб не раз сам так объяснял свою так называемую закрытость для прессы: между ним и покойным президентом Багапшем сложилось в свое время вполне естественное разделение функций, когда со СМИ общается глава государства, а премьер-министр занимается «хозяйством». Но, думаю, дело не только в этом.

До какого-то момента премьер тоже общался со СМИ (не говорю уже о том, что ранее, в период своей оппозиционной деятельности, Анкваб активно опирался не только на партийную газету «Айтайра», но и на независимые «Нужную», «Эхо Абхазии», которые были трибунами для ОПД «Айтайра»). Но потом была, в частности, одна нервная, на грани срыва пресс-конференция премьера, на которой я сам не присутствовал, но много слышал о ней. Решение его свести после этого свое общение с журналистами к минимуму было, может быть, и разумным. Но теперь у него просто нет другого достойного пути, как «учиться властвовать собой» и, следуя заветам Вольтера, воспитывать в себе максимальную терпимость к чужому мнению. Ибо гонения на СМИ, о возможности которых уже шушукаются в обществе, не улучшат, естественно, ни его имидж, ни имидж абхазского государства в целом. Точнее, могут их существенно подпортить.

В обществе также активно обсуждается возможный состав будущего правительства. Кого третий президент назначит премьер-министром – верного Леонида Лакербая или кого-то из более молодых? Осуществить же свои планы вообще ликвидировать данную должность он сможет только в далекой перспективе…

А пока первая насущная проблема, с которой Анкваб столкнулся после избрания, – это накопившийся на улицах столицы мусор. После бесконечных протестов жителей микрорайона Маяк пришлось прекратить вывоз его на расположенную там свалку. Вместо нее был выбран полигон в Гулрыпшском районе, но там, как сказал на днях в телеинтервью мэр Сухума, недостаточно площадей, и мусор повезли под Гудауту. Расстояние неблизкое, и спецтехники не хватает. Вот и пришлось избранному президенту срочно проводить совещание на такую предельно бытовую тему и искать пути решения проблемы.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG