Accessibility links

В последние несколько недель глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко вновь стал одной из самых упоминаемых персон в Грузии. Через пять лет после того, как он озвучил и придал химико-медицинское обоснование сугубо политическому решению о запрете импорта грузинской сельскохозяйственной продукции в Россию, российский чиновник решил выступить теперь уже в качестве горячего поклонника грузинского вина, "Боржоми" и фруктов.

Судя по всему, и на данном этапе политика снова вышла на первый план – по-видимому, в Кремле, разочаровавшись в дилетантских действиях Нино Бурджанадзе и Ираклия Окруашвили, решили повысить рейтинг других оставшихся, желающих сыграть на российском поле, в частности, третьеразрядного политика Кахи Кукава, который развил бурную деятельность в этом направлении. Политическая составляющая налицо: еще ничего не произошло, а Кукава дает интервью за интервью, заявляя, что открытие российского рынка – его личная заслуга.

По моему мнению, данная инициатива Онищенки – дежурное жульничество. Есть все основания полагать, что вопрос будет утоплен в ворохе бумаг, согласовательных комиссий и прочих замечательных изобретений бюрократии, позволяющих сорвать любую сделку и при этом не сказать «нет». Даже если желание Москвы возобновить экспортно-импортные отношения с Тбилиси окажется искренним, то пример Молдовы показывает, что, во-первых, этот процесс затянется на многие месяцы, во-вторых, объемы возобновленного импорта будут значительно меньше, чем до объявления эмбарго.

Все это, несомненно, так. Однако мне кажется не менее интересным то, что происходит на этом фоне в Грузии. В воскресенье министр сельского хозяйства Грузии Бакур Квезерели заявил, что «ни одна компания не собирается работать для возвращения на этот рынок». В таком же духе, только не напрямую, высказались и президент Грузии, и замминистра иностранных дел. Общий смысл их заявлений таков: у нас и так хорошо идут дела, растет экспорт по всему миру, и российский рынок нам не нужен.

Напрашивается вопрос: как к этому относиться? В частности, к тому, что представители власти, в том числе МИД, вовсю комментируют вопрос, который по идее должен полностью находиться в компетенции бизнеса? При этом следует отметить, что сами виноделы помалкивают и не дают никаких комментариев. Объяснений этому может быть немного – всего два. Первое – мы имеем дело с уникальным случаем в истории мирового бизнеса, когда предприниматели имеют шанс выйти на 140-милионный рынок, но смотрят на это с ленцой: дескать, зачем нам российский рынок, вот, мы с успехом продаем вино в Китае… Короче, «зачем нам Таити, нас и тут неплохо кормят».

Увы, лично мне такое изящное объяснение совсем не кажется убедительным. Глубоко убежден: причина невероятной пассивности грузинского бизнес-сообщества – это неофициальное указание властей: инициативу Онищенко-Кукава игнорировать. Мол, знать не знаем, ведать не ведаем, какой Онищенко, какая Россия… А разве в России пьют вино?..

То, что с экспортом вина дела обстоят совсем не так хорошо, как описывают президент и министр сельского хозяйства, видно хотя бы из двух факторов: во-первых, даже значительно выросший винный экспорт на данный момент в два раза меньше, чем в период до эмбарго.
Во-вторых, правительство все еще субсидирует виноградную отрасль – в 2011 году на покупку у крестьян никому не нужного винограда выделено 20 млн лари – немалая для Грузии сумма.

И вот на этом фоне власти страны вынуждают виноделов отказаться от возможности возвращения на российский рынок, и делается это в сугубо политических целях: не дать возможность несчастному Кахе Кукава изображать из себя благодетеля восточно-грузинского крестьянства. Между прочим, в одной только Кахети виноград собирают около 100 000 семей. Ну чем не электорат? И уступать его какому-то, извините за выражение, Кахе Кукава?

Только на самом деле это все очень плохо пахнет. Рано или поздно, если так все продолжится, то правда всплывет, и тогда у оппозиционных каналов появится тема для разговора на предстоящие лет 100.
«Власти мешают народу зарабатывать пару копеек, и делают это из политических соображений!!!» Да такой аргумент в споре непременно использовала бы даже мать Тереза, а уж грузинские политики… Даже представить страшно. При этом обязательно вспомнят, что в самой Грузии очень успешно работает российский бизнес: «Билайн», «ВТБ-банк», «РАО ЕЭС». Я даже представляю себе истеричный вопль какого-нибудь политолога на канале «Маэстро»: «Почему власти можно иметь дела с русскими, а бизнесу нельзя?».

И, увы, это будет правильный вопрос, на который не найти правильный ответ.

На мой взгляд, власти, пока не поздно, должны полностью самоустраниться от этого дела. Смогут бизнесмены вернуться на российский рынок – хорошо. Не смогут (скорее всего) – что ж, будет еще один повод для критики Кремля и его сателлитов в Грузии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG