Accessibility links

«Мы их, либо они нас»


В последние годы российская власть пытается представить это мероприятие как площадку инновационных идей, ориентированных на модернизацию страны, обеспечение ее достойного места в современном мире

В последние годы российская власть пытается представить это мероприятие как площадку инновационных идей, ориентированных на модернизацию страны, обеспечение ее достойного места в современном мире

ВЗГЛЯД ИЗ ВАШИНГТОНА---Несмотря на трагическую гибель хоккейной команды «Локомотив» в авиакатастрофе, в Ярославле на ее домашнем стадионе прошел Мировой политический форум. В последние годы российская власть пытается представить это мероприятие как площадку инновационных идей, ориентированных на модернизацию страны, обеспечение ее достойного места в современном мире. В какой степени кавказская проблематика была представлена на ярославском форуме?

Форум 2011 года многие наблюдатели ожидали с нетерпением. В прошлом году президент Дмитрий Медведев, произнеся свою речь о демократии, стал рассматриваться как едва ли не реальный идеологический противовес Владимиру Путину. Впрочем, те восторги быстро прошли. В сентябре 2011 года эксперты и политики рассчитывали, что глава Российского государства отправит более четкие сигналы относительно перспектив своего второго срока. Не отправил! Сенсаций не прозвучало. Медведев повторил свой традиционный набор, известный по статье «Россия, вперед!» и серии президентских посланий Федеральному Собранию. Тут все: начиная от необходимости преодолевать сырьевую модель и заканчивая борьбой с бедностью. Не обошлось и без северокавказской проблематики, которая, в отличие от путинской оптимистической стилистики, у Медведева рассматривается в более критическом контексте. Какие же опасности и вызовы на этот раз обозначил президент?

«Мы их, либо они нас»


С точки зрения Дмитрия Анатольевича, одним из главных вызовов является внутренняя миграция, поскольку из-за нее «русское население кавказских республик убывает, и это приводит к этнокультурной замкнутости одних регионов и к возникновению трений на межнациональной почве в других». Однако важна не только и не столько диагностика самой болезни, сколько методика ее лечения. По мнению президента РФ, тот, кто, приезжая на новое место, ведет себя неподобающим образом, должен быть наказан. И здесь стоило бы обратить внимание, насколько похожими были рецепты от Медведева и от Дмитрия Рогозина.

Действующий постпред России в НАТО использовал ярославскую трибуну в качестве своей внутриполитической презентации. Когда это произошло, стало понятно, что такие экспромты без санкции сверху не могли бы пройти. Но суть не в том, кому и как было выгодно возвращение дипломата во внутриполитические игры. Суть в тех идеях, которые он озвучивает. Между тем Рогозин говорит о «русском вопросе» как о главнейшей проблеме межэтнических отношений в современной России и даже «главном нерве» внутренней политики. И в своих рассуждениях, надо признаться, он ловко оперирует новой терминологией, разрешенной «партией и правительством». «Либо периферия подчинит центр и варваризирует его, либо периферия модернизирует центр», - резюмирует российский постпред. И кто знает, может быть, один из участников будущих парламентской и президентской кампаний. Оригинальное использование модернизаторской риторики в национальном вопросе! Таким образом, получается: что у Медведева на уме, то у Рогозина на языке.

Однако такой подход, заявленный в Ярославле, является крайне поверхностным (если не сказать примитивным) взглядом на вещи. При нем вся этнократия сводится к бинарной модели «русский-нерусский». И в этом гипотетическом споре государство защищает не закон и своих граждан, а носителей определенных этнических признаков. При этом упускается из виду, что от этнократии страдают не только русские, но и представители других этнических групп, которые не являются в той или иной республике (кстати, не только Северного Кавказа, титульными). А разве права русских из других российских регионов, проходящих неконституционную процедуру регистрации в Москве, меньше нарушаются, чем права русских жителей Кабардино-Балкарии, Чечни или Дагестана?

Сомнительным выглядит и противопоставление «отсталого Кавказа» «передовому центру». Это где же в центре России система управления модернизирована? В Москве Лужкова и Собянина, в Питере Матвиенко? Или в Московской области под командованием генерал-губернатора Громова? Где, так сказать, образцы современного менеджмента, лишенного клановости, кумовства и коррупции? И разве не «передовой» федеральный центр наделил всеми мыслимыми и немыслимыми полномочиями «архаичных» Рамзана Кадырова и других северокавказских этнократов? Однако вместо борьбы с этнократическими полуфеодальными принципами организации власти и управления нам предлагается иной вариант: «ренационализация» русских и защита неких «русских стандартов» (в терминологии Рогозина). То есть фактически речь пойдет о русской этнократической мобилизации против нерусской. Вместо борьбы за гражданские права, россиянам предлагают потягаться за право быть самым сильным этносом.

Чем это грозит? Кто хочет ответить на этот вопрос, пусть вспомнит, что распад СССР начался с «ренационализации» России в его составе и с формирования российской отдельной компартии. Наверное, здесь есть о чем подумать, ибо самый опасный сепаратизм - это не бунт окраин, а обособление национального ядра страны.

Это вроде бы понимает и Дмитрий Медведев, который самыми главными вызовами для России назвал сепаратизм и терроризм. Однако из уст президента мы не услышали ничего про методы минимизации этих угроз. Кроме того, что этого не следует делать с помощью «закручивания гаек», глава государства ничем инновационным не порадовал. В итоге, не его выступление, повторяющее старые формулы, а броское, риторически хлесткое, запоминающееся выступление Рогозина, осталось как главная презентация Ярославля на кавказскую тему. Только вот поможет ли лучшей интеграции проблемного региона формула «Мы их, либо они нас»? Это ведь не с НАТО и международными супостатами бороться, а свои внутренние проблемы решать!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG