Accessibility links

Обзор грузинской прессы


Спустя почти два года после строительства этого поселения, часть местных жителей жалуется на дискриминацию со стороны властей

Спустя почти два года после строительства этого поселения, часть местных жителей жалуется на дискриминацию со стороны властей

ТБИЛИСИ---Сегодня газета «Резонанси» публикует большой репортаж о ситуации в селе Церовани, где проживают более двух с половиной тысяч беженцев из Южной Осетии. Спустя почти два года после строительства этого поселения, часть местных жителей жалуется на дискриминацию со стороны властей. Они утверждают, что местная администрация не заботится о проживающих в Церовани уроженцах грузинских сел Лиахвского ущелья Южной Осетии, уделяя при этом повышенное внимание жителям поселения, которые бежали из Ахалгорского ущелья. Лиахвцы считают, что власти таким образом пытаются не допустить возвращения последних в Ахалгорский район, который уже три года находится под контролем властей де-факто республики Южная Осетия.

Авторам статьи - Эке Басилая и Мари Отарашвили - деление на «ахалгорских» и «лиахвских» беженцев бросилось в глаза буквально сразу по прибытии в Церовани: дома ахалгорцев выкрашены в розовый цвет, лиахцев - в зеленый. Вдоль вереницы розовых домов проложена новая асфальтовая дорога, лиахвцам же по-прежнему после дождя приходится чуть ли не вплавь добираться к своим жилищам – дорогу к ним так и не подвели.

«У ахалгорцев, которые живут в розовых коттеджах, жизнь, по сравнению с нами, действительно, «розовая». Когда заходишь в их дома, сердце радуется, как они хорошо обустроились. Все, чего им не хватало, они привезли из Ахалгори. Они и сейчас туда ездят и привозят оттуда урожай», - сказал журналистам уроженец Лиахвского ущелья.

Дискриминация ощущается и в вопросе трудоустройства. Лиахвцы сказали журналистам, что по приказу из столицы несколько крупных предприятий стали принимать на работу жителей Церовани, но и в этом случае преимущество было отдано ахалгорцам.

«Наверное, из-за того, что нам некуда уйти, на нас внимание никто и не обращает, забыли про нас совсем, говорят: "Да куда им сбегать-то?", - предполагает уроженка Лиахвского ущелья.

Она и другие лиахвцы говорят, что все проблемы ахалгорцев быстро решаются после личного вмешательства губернатора Мцхета-Мтианетского района Цезаря Чочели, который тоже родом из тех мест. До августовской войны вопросами лиахвцев занимался Дмитрий Санакоев. Вот что он ответил журналистам «Резонанси» на претензии лиахвцев:

«Если бы от меня зависело решение этих проблем, все было бы уже сделано. Но ведь мне на это деньги не выделили! Да и права у меня нет, чтобы что-то там делать».

Обзор грузинской прессы


Как пишут журналисты, за неспособность решать какие-либо проблемы лиахвцы прибавили к названию администрации Санакоева термин «де-факто».

В преддверии годовщины падения Сухуми историк Гиоргий Анчабадзе в интервью газете «Квела Сиахле» рассказал о том, как почти 20 лет назад он и еще несколько человек пытались остановить грузино-абхазскую войну. Анчабадзе вспоминает, как незадолго до начала вооруженного столкновения он вместе с тремя грузинскими политиками отправился в Сухуми, чтобы встретиться с Владиславом Ардзинба и выслушать его предложения.

«Из Сухуми мы вернулись с конкретным политическим проектом: абхазская республика в составе грузинской республики. Не забывайте, что это было то время, когда все автономии, входившие в состав Российской Федерации, получили статус республик. Абхазская сторона предложила разделить полномочия: международные отношения, оборонная сфера, финансы оставались в компетенции Тбилиси, для разделения остальных направлений предлагали создать совместные комиссии», - рассказывает Гиоргий Анчабадзе.

Но грузинские власти на такую модель федеративного устройства не согласились. Анчабадзе вспоминает, что чиновники в Тбилиси потребовали от власти «не идти на уступки абхазской стороне». Они продолжали настаивать на назначении в органы власти Абхазии людей из центра, что, по их мнению, должно было «усмирить» абхазов. Тех, кто был не согласен с такой позицией, в том числе и грузин, проживавших в Абхазии, некоторые политики в Тбилиси стали называть «предателями».

«Я до сих пор уверен, что в тех условиях это была самая лучшая возможность начать диалог, и, что самое главное, предотвратить войну», - говорит Анчабадзе.

На вопрос журналиста, что же заставило абхазов и грузин стрелять друг в друга, Анчабадзе ответил, что огромную роль в эскалации напряжения сыграл тогдашний «раскол в грузинском обществе» на сторонников Звиада Гамсахурдия и нового грузинского лидера Эдуарда Шеварднадзе. В такой неопределенной ситуации грузинские политики, находившиеся в Абхазии, продолжали согласовывать каждое свое действие с центральными властями в Тбилиси.

«Один известный грузинский деятель хорошо описал тогдашнюю ситуацию: "Они себе шею свернули, постоянно оглядываясь в сторону Тбилиси"», - сказал историк Гиоргий Анчабадзе газете «Квела Сиахле».
XS
SM
MD
LG