Accessibility links

Интернет под наблюдением


Как «закрытые» можно квалифицировать такие отношения, которые недоступны широкой общественности

Как «закрытые» можно квалифицировать такие отношения, которые недоступны широкой общественности

ТБИЛИСИ---Право вести наблюдение за «закрытыми интернет-отношениями», предоставленное правоохранительным органам, опротестовала сегодня Ассоциация молодых юристов. Поправки к Закону «Об оперативно-розыскной деятельности» начали действовать год назад. Теперь же Ассоциация молодых юристов внесла иск в Конституционный суд с требованием признать их неконституционными.

Известный блоггер Шота Хинчагашвили об этой поправке знает уже давно и считает ее достаточно опасной. По его мнению, внесенные в 2010 году изменения делают личную жизнь уязвимой:

«Интернет-компании, владеющие социальными сетями, уделяют большое внимание защите личной жизни пользователей. Но нужно учесть, что персональная информация в первую очередь попадает в руки местным провайдерам. Поэтому у грузинских пользователей мало гарантий, что их личные данные не будут незаконно переданы правоохранителям».

Поправки в Закон «Об оперативно-розыскной деятельности», по мнению «молодых юристов», нарушают права на свободу слова и неприкосновенность личной жизни, гарантированные 19-й и 20-й статьями Конституции Грузии. Термин «закрытые интернет-отношения», появившийся в законе, развязывает руки сотрудникам правоохранительных органов. Юрист ассоциации Гиорги Гоциридзе объясняет, каким образом:

Как «закрытые» можно квалифицировать такие отношения, которые недоступны широкой общественности. Например, закрытая группа в Facebook, состоящая из нескольких человек. Это очень широкое понятие и оно может подразумевать электронную почту, Skype. Разговор по скайпу тоже можно назвать «закрытыми интернет-отношениями».

Интернет под наблюдением


Опасения юристов усиливаются тем фактом, что, согласно закону «Об оперативно-розыскной деятельности», силовикам для слежки за пользователями Интернета не нужно судебного разрешения.

Представители ассоциации опасаются, что, используя поправку, сотрудники МВД могут прослушивать беседы в Интернете или читать личную переписку. Подобные подозрения считает беспочвенными член юридического комитета парламента Грузии Кахабер Анджапаридзе. Депутат уверяет, что прослушивать чужие разговоры представители правоохранительных органов будут лишь с согласия судебного органа. Анджапаридзе также поясняет, какие именно возможности предоставляют новые поправки следственным органам:

«Им предоставляется возможность проводить мониторинг открытых контактов, например, на форуме. Они также могут принять в них участие. Правоохранительные органы также могут внедрить своего сотрудника в криминальную группу, если им станет известно о ней. Это обычная оперативно-розыскная деятельность, которая и так осуществлялась. Для этого судебного разрешения не требуется».

Один из активных пользователей Facebook журналист Михаил Тавхелидзе сомневается, что преступники настолько глупы, чтобы обмениваться информацией о своих намерениях и действиях в социальных сетях. Хотя он также указывает на практику ФБР, чьи агенты нередко внедряются в хакерские группы и следят за их деятельностью изнутри. Для этого, как он говорит, в судебной санкции необходимости нет. Хотя с грузинским законодательством Тавхелидзе не знаком:

«Если там подразумевается только то, чтобы притвориться любителем марок и проникнуть в закрытый форум филателистов, то я не думаю, что это нарушает чье-либо право на личную жизнь. Другое дело моя личная почта, когда я переписываюсь с другом, и кто-то ее читает без разрешения суда».

Нет сомнений, что Конституционный суд проверит, соответствуют ли поправки статьям Конституции, однако это только часть проблемы. Как показывает опыт, не менее актуальна правоприменительная практика.
XS
SM
MD
LG