Accessibility links

Темнота в конце туннеля


Мало кто у нас тогда заглядывал в будущее на два десятка лет вперед, а если и заглядывали, то почти никому не приходило в голову, что ситуация «ни мира, ни войны» между Грузией и Абхазией так затянется

Мало кто у нас тогда заглядывал в будущее на два десятка лет вперед, а если и заглядывали, то почти никому не приходило в голову, что ситуация «ни мира, ни войны» между Грузией и Абхазией так затянется

СУХУМИ---Абхазской де-факто независимости – восемнадцать лет. Совершеннолетие. Но для подавляющего большинства из почти двухсот государств – членов ООН она по-прежнему незаконнорожденная.
Возвращаясь мысленно в первые недели и месяцы после 30 сентября 1993-го, вспоминаю чувства многих вокруг – эйфория от одержанной военной победы, смешанная с тревогой перед каждым будущим днем: а что, если завтра Грузия, «опомнившись», собрав силы и учтя ошибки прошлого, двинется на войну-реванш? Страхи оказались напрасными: Грузии, переживавшей шок, было не до того.


Мало кто у нас тогда заглядывал в будущее на два десятка лет вперед, а если и заглядывали, то почти никому не приходило в голову, что ситуация «ни мира, ни войны» между Грузией и Абхазией так затянется. Людям свойственно думать о будущем, пользуясь представлениями прошлого, и отождествлять свои надежды с прогнозами. И, конечно, подавляющее большинство абхазов верило, что через пару-тройку лет Абхазия будет членом ООН.

Так же, как подавляющее большинство грузин рассчитывало, что в ближайшем будущем территориальная целостность Республики Грузия, как тогда называлась страна, будет восстановлена. Но способные объективно и трезво оценить ситуацию прекрасно понимали, что ни о каком консенсусе двух сторон тут не может идти и речи. С учетом и весьма глубоких корней грузино-абхазского противостояния, и несовместимости коллективного бессознательного в обоих этносах (для абхазов Абхазия – это единственная Родина, для грузин – «дэда-мица», «Северо-западная Грузия»), и того, как трудно Тбилиси смириться с потерей почти двух третей черноморского побережья Грузинской ССР, причем лучших по природно-климатическим, рекреационным характеристикам…

Света в конце тоннеля, если иметь в виду под последним грузино-абхазское урегулирование, для реалистов сегодня так же не просматривается, как и 18 лет назад. Для абхазского общества сам разговор о возвращении в «братскую семью народов Грузии» выглядит абсолютно неприемлемым, а после августа 2008-го – и еще гораздо более нелепым, чем раньше. Для грузинского же даже план Мамуки Арешидзе «Возвращение Абхазии через временное признание» воспринимается как национальное предательство.

Слушать


Минувшим летом в Тбилиси несколько дней находился главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Человек, который много лет возглавляет СМИ, воспринимаемое как прочный островок свободомыслия в России, и которого трудно заподозрить в «совковости», имперском мышлении и прочих грехах. Тем удивительнее было прочесть возмущенные отклики грузинских интернет-пользователей на интервью, которое он дал в столице Грузии и в котором рассуждал о «тупиковости» в ситуации с восстановлением территориальной целостности Грузии: «Россия с нынешней политической командой не отзовет признание независимости, не выведет военные базы, а любой президент Грузии… и даже если придет другая политическая команда – никто… не признает независимость Абхазии и Южной Осетии».

Нет, он не ратовал за признание Грузией этой независимости, он просто констатировал очевиднейшие вещи. Но грузинские комментаторы, которых эта констатация раздосадовала и даже разозлила, по-видимому, ждали от него просто очередного дежурного призыва к восстановлению территориальной целостности Грузии.

Разумеется, не мы на этой планете первые и наверняка не мы последние, кто заспорил на тему, «чья это земля». На протяжении тысячелетий это решалось, естественно, не резолюциями международных организаций, а «железом и кровью». В последние века в противоборства многих этносов и государств все чаще вмешивались великие державы, бравшие под патронаж более слабых с вполне внятной целью вовлечения их в орбиту своего геополитического влияния. В современном мире ведущие державы, продолжая бороться за сферы влияния, предусмотрительно не хотят переходить красную черту, отделяющую их от глобального военного коллапса. То есть не считают делом принципа отравлять на тот свет миллионы своих сограждан после событий вроде выстрела Гаврилы Принципа в Сараево…

Это создало в мире новую ситуацию, при которой растет число непризнанных и частично признанных государств. Кстати, неурегулированному палестино-израильскому конфликту уже более шестидесяти лет… Разумеется, если ядерные державы воздержались от столкновения во времена «идеологического противостояния», то уж из-за Грузии с Абхазией и Южной Осетией и прочих «малых сих» апокалипсис на планете устраивать точно не будут.

Делать нечего, будем продолжать жить в двух параллельных мирах, в одном из которых собираются запатентовать абхазскую аджику как грузинский бренд, основываясь на «железной логике»: «весь цивилизованный мир» признает Абхазию неотъемлемой частью Грузии. Можно на этом основании и Дырмита Гулиа считать грузинским поэтом… Что ж, это все-таки меньшее из возможных зол.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG