Accessibility links

По готовому сценарию?


Тедеев наверняка знал, что «ценз оседлости» в 10 лет будет использован для того, чтобы не допустить его на выборы

Тедеев наверняка знал, что «ценз оседлости» в 10 лет будет использован для того, чтобы не допустить его на выборы

ВЗГЛЯД ИЗ ВАШИНГТОНА---В президентской избирательной кампании в Южной Осетии обозначилась новая интрига. Отказ в регистрации кандидатом в президенты известного оппозиционера Дзамболата Тедеева обернулся противостоянием его сторонников с правоохранительными структурами республики. Что это означает для дальнейшего хода выборов? И какую реакцию можно ожидать со стороны Москвы?

Нельзя сказать, чтобы противостояние по линии Эдуард Кокойты - Дзамболат Тедеев стало для Южной Осетии неожиданностью. Главный тренер российской сборной по вольной борьбе уже не в первый раз пытается сыграть на повышение в борьбе за власть, понимая ограниченность своих ресурсов и возможностей. С другой стороны, югоосетинская власть свой выбор уже сделала. Операция «Преемник» запущена. И главный избиратель Южной Осетии не хочет никаких неожиданностей в реализации своего сценария. Думается, что к сегодняшней ситуации каждый из фигурантов был готов.

Тедеев наверняка знал, что «ценз оседлости» в 10 лет будет использован для того, чтобы не допустить его на выборы. И власть наверняка понимала, что ее оппонент попробует «разогреть» ситуацию, не ограничиваясь судебными тяжбами и разбирательствами. В итоге - предсказуемое решение ЦИКа республики. И столь же предсказуемый выход оппонентов на улицы Цхинвали с последующим задержанием некоторых из них и конфликтом между противниками власти и поддерживающими ее силовиками.

Какие основные выводы могут быть сделаны из этой истории? Во-первых, противостояние Тедеева и Кокойты показывает, как и в случае с противоборством между Саакашвили и его оппонентами, что авторитарной власти пытается бросить перчатку оппозиция с авторитарными взглядами. Думается, что сторонники известного тренера и оппозиционера не кривят душой, говоря о том, что решение ЦИКа политизировано и основывается на вольных юридических интерпретациях. Однако нельзя не заметить, что выход противников власти на улицы произошел в ожидании начала заседания Центральной избирательной комиссии. И эти люди также готовы к борьбе далеко не только с помощью судебных исков и адвокатских услуг.

Слушать


Во-вторых, история с отказом демонстрирует (по крайней мере, пока), что рассчитывать на единство оппозиционных рядов вряд ли возможно. Иначе Тедееву не имело бы особого смысла нагнетать ситуацию. Он мог бы вполне поддержать кого-либо из других противников власти своими ресурсами. Моральным авторитетом, наконец. Вспомним недавнюю историю в Абхазии. В 1999 и в 2004 гг. о «ценз оседлости» разбились президентские устремления нынешнего триумфатора выборов Александра Анкваба. Но он не стал нагнетать ситуацию, отошел в сторону, положив свой политический капитал на алтарь победы Сергея Багапша. В итоге он достиг своей главной цели, но не в 2004, а в 2011 году. Сегодня это дает ему возможность строить «вертикаль» с намного большей легитимностью, чем, если бы он начал «повышать ставки в игре» семь лет назад. Похоже, в Южной Осетии 2011 года этот опыт не будет востребован. Впрочем, не исключено, что какие-то уроки из этой истории будут выучены через несколько лет.

В-третьих, противостояние власти и Тедеева усиливает позиции нового партийного вождя и пока еще действующего президента Эдуарда Кокойты. Преемник преемником, а власть должна показать, что она держит руку на пульсе. И чем больше будет градус противостояния, тем больший возникает соблазн сохранить это влияние второго президента Южной Осетии и после его формального ухода с первого кресла в республике.

И последнее (по порядку, но не по важности) - это позиция Москвы. Кремль давно определился в своем понимании ситуации. Ему нужен лояльный президент и Кокойты, который не будет бороться за третий срок и благополучно передаст власть надежному человеку. Тем паче, что «рокировка в тандеме» подсказывает Эдуарду Джабеевичу будущие перспективы. Не исключено, что в 2016 году он попытается оставить правящую партию ради «возвращения во власть». Но российскому руководству помимо всего этого нужна стабильность (это ведь конек Путина и Медведева!) и спокойная передача власти, а не народные митинги, демонстрации, аресты и акции протеста. При этом Кремль прекрасно понимает, что и Тедеев – лояльный Москве политик. Других там просто нет!

В этой ситуации наиболее оптимальным сценарием является медиация. Пусть даже не в классическом западном варианте, а в знакомой постсоветским людям стилистке закулисного торга. Однако Москва гораздо в большей степени готова не к этому, а к поддержке правящей группы. Как это было в Белоруссии или в Армении. Но случай с Южной Осетией – особенный. Это непризнанная республика - результат этнополитического конфликта. И поэтому здесь есть намного больший риск утраты доверия. Ближайшее время покажет, насколько Москва готова задействовать здесь методику «мягкой силы».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG