Accessibility links

Каникулы от России продолжаются?


Главный и во многом банальный комментарий заключается в том, что возвращение Путина означает сохранение на неопределенный период тупикового статус-кво в российско-грузинских отношениях: как никаких (почти) межгосударственных отношений нет, так их и не буд

Главный и во многом банальный комментарий заключается в том, что возвращение Путина означает сохранение на неопределенный период тупикового статус-кво в российско-грузинских отношениях: как никаких (почти) межгосударственных отношений нет, так их и не буд

ВЗГЛЯД ИЗ ТБИЛИСИ---Известие о том, что Владимир Путин собирается возвращаться на пост президента, неожиданным не было; тем не менее во всем мире оно дало пищу для многочисленных политических комментариев. В Грузии на новость отреагировали вяло, но тоже подискутировали.

Главный и во многом банальный комментарий заключается в том, что возвращение Путина означает сохранение на неопределенный период тупикового статус-кво в российско-грузинских отношениях: как никаких (почти) межгосударственных отношений нет, так их и не будет.

Поскольку надеяться на улучшение отношений с путинской Россией невозможно, отсутствие каких-либо отношений является относительно оптимистическим сценарием. Никаких подвижек в вопросах абхазского и юго-осетинского конфликтов, конечно, не предвидится: для Путина они давно решены, и Тбилиси, по его мнению, должен лишь принять это решение как данность. Но в остальном Грузия сможет сравнительно спокойно развиваться и налаживать отношения с соседями, западными партнерами и остальным миром.

Такое представление исходит из того, что после августовской войны 2008 г. Россия практически исчерпала рычаги воздействия на Грузию. Если в Москве и были надежды на то, что чего-то можно достичь через поддержку «пятой колонны», т. е. политиков типа Нино Бурджанадзе или Зураба Ногаидели, последние два года выявили призрачность таких надежд.

Однако существует и более пессимистическое видение. Многие считают, что Путин одержим идеей контроля над Кавказом, и что в его сознании две основные компоненты этой проблемы - умиротворение Северного Кавказа и подчинение Грузии - тесно переплетены. Чеченская война и война с Грузией – главные пункты его политической биографии. Путину будет трудно примириться с тем, что прозападная команда Михаила Саакашвили, олицетворяющая для него враждебные России силы, останется у власти.

Слушать


Поэтому напряженность в двусторонних отношениях продолжится или усилится: как минимум, по Кавказу будет бродить призрак новой военной конфронтации между Россией и Грузией, отпугивая от последней инвесторов и отвлекая ее руководство от решения важных политических и экономических проблем.

Российско-грузинские проблемы давно стали стороной треугольника Россия - Грузия - Запад. Для Грузии поддержка Запада необходима для сохранения реального суверенитета. Как «возвращение» Путина скажется на отношениях между Россией и западным миром? Последние два с половиной года стали годами «перезагрузки» в этих отношениях, поисков новых формул сотрудничества. Конечно, главной причиной этого было то, что в Белом Доме президента Буша сменил президент Обама, а в Западной Европе струсили после войны 2008 г. и начали искать новые возможности как-то задобрить непредсказуемую Россию. Но в какой-то степени потепление атмосферы было связано и с фигурой Дмитрия Медведева: на Западе верили (или хотели верить), что Медведев реально отличается от Путина, что он представляет собой более либеральную и понятную для Запада перспективу развития страны. Поэтому после того, как весть о «возвращении» Путина стала официальной, по западной прессе пронесся приглушенный стон разочарования: «Россия сделала шаг назад».

Это никак не означает, что отношения между Россией и Западом автоматически ухудшатся. Но энтузиазм «перезагрузки» скорее всего в прошлом, и люди на Западе, скептически относящиеся к России, могут стать более влиятельными. Что это означает для Грузии? Здесь к «перезагрузке» с самого начала относились настороженно (не собирается ли Запад «продать» Грузию России?), а версию о либерале Медведеве, противостоящем консерватору Путину, воспринимали с иронией. Так что окончание «медового месяца перезагрузки» воспримут с определенным психологическим удовлетворением. Что гораздо важнее, в Грузии будут надеяться на более открытую политическую поддержку со стороны американцев и европейцев, у которых больше не будет оснований беспокоиться о том, что они не должны подрывать перспектив медведевской модернизации. Впрочем, особенно громко таких надежд никто не высказывает: поживем - увидим.

Грузины в основном думают о внутренних проблемах, в частности о том, как пройдет передача власти в их собственной стране. В отличие от России, здесь пока ответов нет: скорее всего, ясности не будет до конца 2013 года, когда кончается последний президентский срок Саакашвили и вступает в силу новый вариант грузинской Конституции, делающий премьер-министра ведущей фигурой в государстве. Предстоящее «возвращение» Путина сделает российский прецедент исходной точкой для оценки грузинского «транзита».

В частности, если Саакашвили займет кресло премьер-министра, все будут говорить о том, что он пошел по стопам Путина. Вполне возможно, что нежелательность такой аналогии станет фактором, когда будут принимать важные решения в Тбилиси.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG