Accessibility links

Модест Колеров: Москва охладит горячие головы


Цхинвали, 30 сентября. Противостояние у здания ЦИК де-факто республики

Цхинвали, 30 сентября. Противостояние у здания ЦИК де-факто республики

ПРАГА--У нас на линии из Цхинвали Вячеслав Гобозов, лидер партии «Отчизна», и из Москвы главный редактор информационного агентства REGNUM Модест Колеров.

Андрей Бабицкий: Мой первый вопрос к Цхинвали. Вячеслав, пришло известие о том, что лидер парламента Станислав Кочиев отправлен в отставку. Означает ли это, что Эдуард Кокойты подготовил себе новое кресло?

Вячеслав Гобозов: Вполне возможно это трактовать и так, но есть здесь один нюанс. Дело в том, что Эдуард Кокойты не баллотировался по спискам партии «Единство», председателем которой он стал. Поэтому для того, чтобы претендовать на это кресло, необходимо распустить парламент и провести новые выборы. Если «Единство» выиграет новые выборы, только в таком случае он может претендовать на кресло спикера. Но я допускаю, что такие планы у них есть. Но скажу честно, изначально было непонятно, как лидер партии, которая, в общем-то, выборы не выиграла, в итоге стал спикером парламента. Ситуация была смешной, фарсовой, и, в общем-то, разрешилась таким же образом. К сожалению.

Андрей Бабицкий: Модест Колеров, вы сказали одним из первых о том, что Бибилов – это выбор Кремля, и этот факт находит все больше подтверждений. Скажите, если действительно Эдуард Кокойты не захочет уходить из власти, получается, что два человека фактически будут возглавлять республику. То есть позиции Эдуарда Кокойты и его окружения усилятся. Может ли это быть так и входит ли это в планы Москвы?

Модест Колеров: Во-первых, двоевластия не будет, потому что Кокойты уходит с поста президента. А для того, чтобы стать спикером парламента или премьер-министром, ему надо очень постараться, и это требует большой, в первую очередь, юридической работы, которая, насколько я понимаю, сейчас даже не ведется. Во-вторых, однозначно понятно, что Кокойты взял на себя перед Кремлем обязательства не претендовать на сохранение личной власти.

Андрей Бабицкий: Вячеслав, скажите, конфликтная ситуация, которая сейчас сложилась между властью и Джамболатом Тедеевым, как далеко, на ваш взгляд, может зайти? То есть власть демонстрирует, что она готова включать все новые механизмы ограничения. А есть ли какие-то ресурсы у ее оппонентов?

Вячеслав Гобозов: Я думаю, ситуация дошла до действительно опасной черты, за которой вполне могут последовать и силовые варианты, что не приведет ни к чему хорошему. Я думаю, сейчас обеим сторонам лучше немножко успокоиться, взвесить ситуацию и начать нормализацию. Что произошло, то произошло - это требует объективного расследования причин, которые привели к этому, но это надо делать в спокойной обстановке. Потому что то, что сейчас творится, - эти повальные аресты и т.д. - это не та ситуация, в условиях которой вообще можно говорить о каких-то предвыборных ходах. И здесь очень большое значение будет иметь позиция России, потому что, если пойдет дальнейшее обострение обстановки, то это вполне может привести и к силовому варианту, и к кровопролитию, и к непредсказуемым последствиям.

Андрей Бабицкий: Модест, какова, на ваш взгляд, позиция России? Во-первых, какой у нее ресурс для того, чтобы вмешаться в ситуацию, а во-вторых, насколько Москва заинтересована в том, чтобы предотвратить наиболее драматический вариант событий?

Слушать


Модест Колеров: Во-первых, надо сказать, что само появление Джамболата Тедеева как претендента на регистрацию кандидатом в президенты стало результатом большей частью позиции Москвы, поскольку многочисленные и многократные ссылки Тедеева на ее поддержку до сих пор не получили адекватной оценки, адекватного опровержения в Москве. Можно сказать, что само появление Джамболата Тедеева может использоваться как часть темы, которая реализуется в Москве для того, чтобы привести к власти какую-то третью фигуру. Сейчас Джамболат Тедеев и действующая власть во главе с Кокойты представляют собой два полюса силы. И все остальные участники политической борьбы и политической повестки дня в Цхинвали сейчас не обладают такими ресурсами, как эти две стороны. Другое дело, что на стороне Кокойты законные власти, а на стороне Джамболата Тедеева власти альтернативные, мягко говоря. Поэтому ставить их на одну доску и не пытаться искать средней линии между ними, это уже проигрыш. Я думаю, что игроки в Москве, которые подталкивали Тедеева к активным выступлениям, прекратят игру, во-первых. А во-вторых, отставка спикера, вы знаете, была связана с тем, что он фактически выступил каналом для проникновения Тедеева в республику, именно поэтому он поплатился своей должностью. И думаю, что сам факт отсутствия в дальнейшем новой публичной поддержки со стороны Москвы Тедеева охладит горячие головы.

Андрей Бабицкий: Вячеслав, такой вариант поведения со стороны Москвы, то есть фактическая поддержка действующей власти и усмирение ее оппонентов, способен погасить страсти и предотвратить дальнейшее развитие конфликта?

Вячеслав Гобозов: Думаю, что нет, потому что дело даже не в том, что Москва или определенная группа в Москве, скажем, делает ставку или поддерживает какого-то определенного кандидата, дело тут совершенно в другом. От Москвы в Южной Осетии ждут гораздо большего, чем, скажем, поддержки какого-то кандидата. Ждут того, чтобы она очень четко и недвусмысленно предприняла действия по нормализации ситуации.

Андрей Бабицкий: Вячеслав, какого рода действия?

Вячеслав Гобозов: Москва до сих пор абсолютно четко не выразилась по тому, что происходит в Южной Осетии. Ведь одно дело - поддержка одного кандидата или отказ от поддержки другого кандидата. Москва имеет большой авторитет и большое влияние, в том числе и на югоосетинское руководство, и ее позиция, в первую очередь, по нормализации ситуации, ее действия, будут стопроцентно учтены югоосетинском руководством. Если Москва будет выжидать и не покажет, что поддерживает одного определенного кандидата, то этот вариант может привести как раз к худшему развитию ситуации. Потому что и с той, и с другой стороны сделано столько заявлений, и дошло до той крайности, что здесь надо искать выход из этой ситуации. Выход из этой ситуации, похоже, ни та, ни другая сторона уже не может, или даже не желает найти. Поэтому в этой ситуации активная позиция Москвы имеет огромное значение.

Андрей Бабицкий: Вячеслав, я не очень понимаю, что означает «активная позиция». Вы говорите «заявлений недостаточно». Что, войска вводить? Или как себя вести?

Вячеслав Гобозов: Дело не в том, что заявлений недостаточно, дело в том, что и заявлений, в общем-то, особых никаких не последовало на самом-то деле. Никакой оценки этой ситуации со стороны российских властей, в общем-то, и нет. Я же говорю, одно дело поддерживать кого-то или не поддерживать, а другое дело, четко заявить, что выборы в Южной Осетии должны проходить нормально, без скандалов. Это в интересах не только Южной Осетии, но и России, в первую очередь. А у нас выборы, как таковые, еще не начались, а уже количество скандалов превысило все разумные пределы.

Андрей Бабицкий: Модест, как вы считаете, Москва действительно может прикрикнуть и развести противоборствующие стороны?

Модест Колеров: Я совершенно согласен с мнением Вячеслава Гобозова о том, что Москва совершенно необъяснимо никак не заявила о своей позиции по поводу этого конфликта, и вчерашняя встреча Нарышкина с Бибиловым это показывает. Но это молчание, конечно, удивительное и трусливое молчание. Но с другой стороны, я категорично не хочу и не могу согласиться с позицией Вячеслава Гобозова, который в анализе ситуации говорит только о том, что Москва должна занять позицию по отношению к действующей власти. Вячеслав, а вы лично, осетинское общество, где вы сами находитесь? Где заявления ваших партий? Где действия ваших властей? Почему агрессивные незаконные криминальные действия человека, который не имеет никаких оснований быть зарегистрированным кандидатом, вы не осуждаете? Это трусость или что? Или это двойная игра?

Андрей Бабицкий: Позвольте своему оппоненту ответить, Модест.

Модест Колеров: Москва ничего не решит, если вы сами толкаете свое общество к гражданской войне. Не надо искать виноватого в Москве.

Вячеслав Гобозов: Во-первых, мы свою позицию по этой ситуации очень четко высказали в заявлении, которое было сделано позавчера. Во-вторых, мы не бездействуем, мы предпринимаем определенные действия и используем те возможности, которые у нас есть и которых очень мало. У нас нет ни парламентских рычагов, никаких других. И я не говорю о том (вы, видимо, меня неправильно поняли), что Москва должна за нас решать наши проблемы, я говорю о том, что Москва, в принципе, могла бы помочь в этих процессах. А решать вопросы, имеет ли кто-то правовые основания баллотироваться в президенты или нет, можно было бы гораздо спокойнее именно в правовой плоскости без нагнетания с обеих сторон. К сожалению, еще до того, как началась предвыборная кампания, и со стороны власти, и с другой стороны начали звучать такие волюнтаристские заявления. Одни кричали: «Мы никого не пустим на выборы», другие кричали: «А мы прорвемся» и т.д. И в этой ситуации не было поддержки тех сил, которые хотели и выступали именно за правовые методы, эти голоса не интересны ни СМИ, ни тем более властям Южной Осетии и властям России. Потому что мы, как таковой, трибуны не имели, чтобы высказать мнение. Им интересен конфликт. Вот эти конфликтные моменты, они все отражались. Вы сказали, есть две силы – одна, вторая. На самом деле политический пейзаж в Южной Осетии гораздо более сложный, и отнюдь не все ресурсы находятся в руках властей, с одной стороны, и группы Тедеева - с другой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG