Accessibility links

Надежда Венедиктова: молодая часть населения больше стремится к реальной независимости


ПРАГА--В рамках нашей постоянной рубрики «Гость недели» Дэмис Поландов пообщался с абхазской журналисткой Надеждой Венедиктовой.

Дэмис Поландов: Абхазия сейчас находится в такой точке своего развития, когда возникает много вопросов: а что будет дальше? Я предлагаю начать с вопроса внутренней политики. Как вы считаете, сможет ли Александр Анкваб реально изменить что-то в Абхазии? Провести ее модернизацию, побороть коррупцию.

Надежда Венедиктова: Начнем с того, что Анкваб очень долго и терпеливо шел к цели стать президентом. И надо отдать ему должное - он достиг этой цели чистыми методами. В том, что у него есть политическая воля, уверены практически все его избиратели. И я тоже думаю, что человек, который так долго шел к цели, так терпеливо, последовательно, способен на многое. Насколько я в курсе, сейчас его ближайшие советники по его заданию готовят проект резкого сокращения штатов: чиновники будут сокращены на 50%, и будет проведена масштабная реорганизация государственных структур. Ну, когда это произойдет, тогда я смогу дать оценку. Пока мы можем только гадать, во что это выльется. Но, во всяком случае, судя по настроениям в государственных структурах, многие, конечно, этим недовольны, но готовы смириться с тем, что их уволят.

Дэмис Поландов: Александр Анкваб выступает в роли «жесткой руки», можно сказать. Вы журналист. Нет ли у вас опасения, что такой жесткий и очень закрытый человек, как Анкваб, может закрутить гайки в отношении СМИ, гражданского общества? Вы сами еще не почувствовали такого давления?

Слушать


Надежда Венедиктова: Я неоднократно в течение последних пяти-шести лет довольно жестко высказывалась в его адрес. В нашем маленьком государстве, так или иначе, все активные люди пересекаются. Я никогда не чувствовала с его стороны какой-то мстительности, хотя о нем говорят, что он якобы мстителен. Я этого не чувствую. Он может сказать при личной встрече: «Как вы могли это написать?», мы можем жестко поспорить, но это никогда не переходит на уровень мстительности. Поэтому я не разделяю опасений тех, кто считает, что он закрутит гайки в СМИ. Когда он встречался с членами общественной палаты, я задала ему вопрос о том, что, ходят слухи, что он не одобряет гражданский сектор. Он сказал: «это ерунда, я всегда говорил, что неправительственные организации сделали для международного признания Абхазии больше, чем государственные структуры». Это цитата. У меня опасений пока нет.

Дэмис Поландов: А что вы думаете о политическом спектре, о политических соперниках Александра Анкваб? Скоро будут парламентские выборы. Как вы считаете, сможет ли оппозиция реально получить существенное количество мест в парламенте?

Надежда Венедиктова: В понедельник у Анкваб была закрытая встреча в парламенте. Я не знаю, что он там говорил, но после окончания встречи один из оппозиционных депутатов сказал в коридоре: «Если Анкваб будет делать то, что он нам говорил, мы его поддержим». Это довольно неожиданное заявление. Поэтому очень может быть, что расклад сил к парламентским выборам будет в его пользу. Во-вторых, оппозиция все-таки достаточно разрозненная, и у них нет так называемых харизматических личностей. Я думаю, что у Анкваб есть много шансов прийти к парламентским выборам с какими-то позитивными результатами. И тогда вряд ли оппозиции удастся добиться хоть какого-то существенного успеха на этих выборах.

Дэмис Поландов: А вас не пугает такая перспектива, что будет сформировано не просто большинство, а тотальное большинство в парламенте?

Надежда Венедиктова: Ну, при всей моей несимпатии к словам «тотальное большинство», возможно, это не всегда плохо, если Анкваб будет действовать с позиции здравого смысла. Понимаете, страна находится в такой ситуации, когда нам действительно нужна модернизация, значительная часть населения это понимает.

Дэмис Поландов: Вчера Александр Анкваб был впервые в Москве в новом статусе. Накануне визита он дал интервью*, в котором заявил о том, что Абхазия может, если захочет ее народ, присоединиться к России. А как вы считаете, многие люди в Абхазии хотели бы присоединения к России?

Надежда Венедиктова: Я думаю, что достаточно большое количество людей хотели бы присоединиться к России. Не знаю, больше или меньше половины, но значительная часть, потому что, во-первых, еще сильна ностальгия по Советскому Союзу, особенно у зрелой части населения. Я бы сказала, что молодая часть населения больше стремится к реальной независимости, чем более старшая часть. Но на более старшую часть населения принадлежность к большой стране действует успокаивающе.

Дэмис Поландов: А есть в этом какой-то национальный, межнациональный подтекст? Можно ли сказать, что этнические абхазы больше стремятся к независимости?

Надежда Венедиктова: Я думаю, что да, это можно сказать.

Дэмис Поландов: А с чем это связано? Вот вы русский журналист, живущий в Абхазии. Как часто вы сталкиваетесь с проявлением национализма?

Надежда Венедиктова: Сама я практически его не чувствую по отношению к себе, потому что я человек активный, я принимала участие в национально-освободительном движении, то есть я чувствую себя уверенно. Я как бы успешный русский проект в абхазском обществе. Но не все люди неабхазской национальности чувствуют себя комфортно, это - безусловно. Они как бы чувствуют себя на вторых ролях. Значит, если человек не абхазской национальности активен и борется за свое место под солнцем, то он вполне может достичь желанной цели. Но для неактивной части населения ситуация менее комфортная.

Дэмис Поландов: Может быть, скажете несколько слов о самой, наверное, неактивной части населения – о Гальском районе. Как вы считаете, Александр Анкваб сможет каким-то образом интегрировать Гальский район в Абхазию? Я знаю, что перед выборами он был в Гальском районе, и, в принципе, в самом Гальском районе то, что он говорил, внушило оптимизм местным жителям. Вообще, появится у Абхазии какая-то осознанная стратегия в отношении грузин, в частности, Гальского района?

Надежда Венедиктова: Если Анкваб удастся оживить экономическую ситуацию и увеличить количество рабочих мест (вы, наверное, знаете, что строительные бригады из Гальского района достаточно активно работают на остальной территории Абхазии), то, конечно, ситуация улучшится. Если ему удастся улучшить криминогенную ситуацию, то и это улучшит ситуацию. Что касается того, будет ли какая-то внятная стратегия в отношении жителей Гальского района, тут я затрудняюсь вам что-нибудь сказать, потому что для этого должна быть проделана большая работа и со стороны неправительственных организаций, и, вообще, со стороны общественного сознания. Потому что все-таки очень значительная часть населения не воспринимает гальских грузин как граждан Абхазии. Здесь должна быть большая работа проделана, чтобы изменить эту ситуацию. Будет ли заниматься этим интенсивно Анкваб, при том что у него очень много других задач, это большой вопрос.

* 10 октября 2011 года Управление информации президента самопровозглашенной республики Абхазия заявило, что опубликованный 27 сентября этого года в газете «Невское время» материал журналиста Павла Яблонского «Александр Анкваб: Большая часть абхазов - граждане России», который преподносится читателю как эксклюзивное интервью с Александром Анкваб, является фальшифкой. Как утверждают в Управлении, абхазский лидер не давал упомянутому изданию данного интервью. По словам сотрудника Управления, газета «Невское время» уже извинилось за публикацию материала, представленного внештатным корреспондентом издания.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG