Accessibility links

Повтор "застоя" на Кавказе?


Нельзя не увидеть, что именно в брежневский период окончательно сформировалась та модель региональной и национальной политики, которую путинская Россия с успехом реализует

Нельзя не увидеть, что именно в брежневский период окончательно сформировалась та модель региональной и национальной политики, которую путинская Россия с успехом реализует

ВЗГЛЯД ИЗ ВАШИНГТОНА--В сегодняшней российской политике стабильность рассматривается как главная ценность и одновременно стратегическая цель. Отсюда и стремление власти найти для обоснования этого опору в историческом опыте. Красноречивым свидетельством таких попыток стало недавнее интервью пресс-секретаря Владимира Путина Дмитрия Пескова каналу «Дождь», в котором высокопоставленный чиновник назвал брежневскую эпоху «огромным плюсом» для страны. О том, чем стали 1960-1980-е годы для Кавказа и насколько опыт «застойной эпохи» актуален для региона, сегодня рассказывает политолог Сергей Маркедонов.

Наверное, оценки путинского пресс-секретаря можно было бы подробно не рассматривать. Исторические пристрастия лидеров нынешней России причудливы и порой просто экстравагантны. С одной стороны показная любовь к Столыпину (недавно одноименным орденом Владимир Путина наградил Владислава Суркова) и императору Николаю I, с другой – комплименты в адрес генсека коммунистической партии. Той самой, которая методично и последовательно уничтожала память о российских государственных деятелях «дооктябрьского периода». Но в предвыборный год любая идеологически заостренная реплика автоматически повышается в цене. Тем паче, что в случае с «дорогим Леонидом Ильичем» Дмитрий Песков вольно или невольно попал в самую точку, поскольку сегодняшняя российская политика на Северном Кавказе по многим своим параметрам напоминает советские подходы застойных лет.

Подобный тезис вовсе не является желанием автора заострить полемику ради полемики. Тем паче, что любой оппонент справедливо возразит, что 1960-1980-е годы были самым стабильным периодом в истории Кавказа в течение XX и XXI века, а нынешнее время демонстрирует нам нечто противоположное. Нарастает террористическая активность, не решаются социально-экономические проблемы, отчуждение между северокавказскими республиками и остальной Россией не уходит. Однако такое противопоставление кажется нам достаточно поверхностным. Просто потому, что корень многих нынешних проблем следует искать именно в том самом «золотом веке», которым так гордится сегодня пресс-секретарь главного претендента в президенты.

Слушать


В самом деле, в период брежневского «благополучия» Северный Кавказ не знал массовых депортаций, административно-территориальных переделов (которыми была наполнена его история в предшествующие полвека), терроризма. Статистические сборники тех времен сообщали, что на территории ЧИАССР производится до 90% авиационных масел СССР, а в двух вузах города Грозный (Нефтяном институте и университете имени Л.Н.Толстого) обучается 12 тысяч студентов. Показатель, который и сегодня выглядит более чем солидно! Однако в те славные времена в общественно-политической и социально-экономической жизни нарастали явления, которые не получали никакого системного анализа. И, естественно, не фиксировались статистикой. Речь идет о скрытой безработице, отходных промыслах, пресловутом «шабашничестве», этническом разделении труда и раннекапиталистических отношений, зарождавшихся в сфере теневого бизнеса. Были и межэтнические проблемы, время от времени прорывавшиеся то в виде митинга в Грозном в 1973 году, то в форме массовых выступлений во Владикавказе (тогдашнем Орджоникидзе) в 1981 году. Однако эти, как тогда любили говорить, «отдельные негативные явления» зачастую просто не брались в расчет. Кто не верит, может почитать постановления ЦК. Хотя бы об ингушском митинге в январе 1973 года. Даже при большом желании понять, в чем суть проблемы, не изучая кипы документов и тома специальной литературы, невозможно. Сплошные лозунги и призывы к укрощению «хулиганствующих элементов». Читая это, невольно ловишь себя на мысли об эффекте déjà vu. В последние десять лет мы тоже неоднократно слышали заявления об «агонизирующем бандподполье», «последнем часе» террористов, отмененной КТО, после которой количество терактов не уменьшилось. Между тем причины этих явлений для нынешней власти столь же непонятны, как для ЦК застойных лет были непонятны причины выступлений в северокавказских городах. Просто потому, что и тогда, и сейчас главной целью руководства страны было не развитие, а удержание ситуации под контролем. В первую очередь информационным контролем.

Однако нельзя не увидеть, что именно в брежневский период окончательно сформировалась та модель региональной и национальной политики, которую путинская Россия с успехом реализует. Речь идет о приоритете внешней лояльности местных элит над интеграцией. Помнится, в конце 1970-х руководство северокавказских республик боролось за право принять Леонида Ильича во время его путешествия с конечной остановкой в Баку. Что же касается самого приема, то ни один российский император не удостаивался таких почестей. Впрочем, ни для одного императора солнце для Грузии с Севера не восходило. Удержало ли все это СССР от распада, а национальные и автономные республики «нерушимого Союза» от русофобии и нетерпимости? Риторический вопрос. Сегодня опыт Алиева и Шеварднадзе на Северном Кавказе с успехом выполняет Рамзан Кадыров. Советские сатрапы никогда не рискнули бы праздновать собственный день рождения, закамуфлированный под день столичного города. И, конечно же (религия была ведь объявлена «опиумом для народа») они не рискнули бы призвать Аллаха или Бога в помощники с целью оправдания щедрого расходования бюджетных средств. Таким образом, постсоветские региональные лидеры кое в чем обошли своих предшественников «застойных лет». Хотя и в первом, и во втором случае они занимались одним и тем же - продвигали системный национализм и способствовали политическому и культурному окукливанию своих республик.

И последнее (по порядку, но не по важности). Брежневская эпоха запомнилась также своим фирменным цинизмом и двойной моралью. КПСС тех времен, в отличие от ленинско-сталинского и даже хрущевского периода, уже не требовала тотального самоотречения. Достаточно было лишь ритуальных клятв верности. Сегодняшняя «вертикаль» идет той же дорогой. Публично ты должен быть «пехотинцем Путина», а параллельно ты можешь нарушать на отдельно взятой территории Конституцию и законы РФ. Главное, чтобы это было тихо и незаметно постороннему взгляду. Нужно не трогать начальство, и оно не тронет тебя - вот основополагающий подход брежневского «золотого века», разделяемый и нынешней элитой северокавказских республик. Только вот сработает ли он по мере углубления общего кризиса в стране в целом и в регионе в частности, когда желающих потрогать власть станет не в пример больше?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG